Доклад. Аргун Алхас Валикович. Соискатель АБИГИ. О сложении Абхазского царства и престолонаследии на раннем этапе.

Доклад. Аргун Алхас Валикович. Соискатель АБИГИ. О сложении Абхазского царства и престолонаследии на раннем этапе.

Антропонимия Абхазских царей, зафиксированная в историческом документе «Диван Абхазских царей[1]», являет собой ряд ромейских имен, созвучных именам самодержцев империи. Данное совпадение, на наш взгляд, не случайно. Взаимоотношения правящего дома Авасгии и византийских императоров носят неординарный характер.

После подавления власти абхазских царей в середине 6 века при Юстиниане I и включения Абазгии в провинциальную территориальную систему, спустя несколько десятилетий происходит возрождение местной власти. Данное событие могло произойти уже в конце правления Юстиниана, когда империя ослабела под натиском враждебных сил.

Сравнительная антропонимия абхазских царей и византийских императоров на основе исторических сведений помогает определить взаимосвязи правящих династий, почерпнуть косвенные данные, говорящие о периодах сближения или отдаления. К примеру, согласно «Дивану абхазских царей» третьим царем абхазов был Юстин. Следует полагать, что он правил синхронно Юстину II, либо родился при его правлении, либо при вступлении в должность был назван вторым именем византийского патрона, и конечно же признавал сюзеренитет империи. Скорее всего, уже Юстин был носителем титула Архонта, которым традиционно номинировались правители народов, входившие в орбиту византийского влияния.

Насильственная смена династий при византийском дворе, надо полагать, освобождала царей абхазов от клятвенного договора – присяги на верность императорскому дому. К последствиям можно отнести периоды отпадения – самоудаления Абазгии на определенные отрезки времени. К примеру, после смещения династии Юстиниана, времени дворцовых переворотов конца 6 в. начала 7 в. упоминание Абазгии выпадает из византийских хроник. Насильственное смещение и убийство лиц, венчаных на трон, очевидно, в местной среде воспринималось как богопротивный акт, что создавало в лице правящих династий легитимный повод для отпадения. Внук абхазского царя Юстина - Барук отказывается от ромейского имени и, скорее всего, отпадает от империи.

Лишь в 20 гг. 7 века летописи упоминают об участии авасгов, лазов, иберов в войне императора Ираклия против персов. В одном эпизоде летописец сообщает, что союзные войска покинули императора и вернулись домой. Из чего следует, что участие в военной компании императора носило, скорее, добровольный, нежели обязательный характер.

Впоследствии император Ираклий, после убедительной победы над персами, дипломатическим инструментарием подчиняет себе абазгов, назначив им архонта, по-видимому, предварительно истребовав от кандидата клятвенной присяги на верность. Власть царей Лазики упраздняется вовсе. Это образование инкорпорируется в империю.

С первой половины 7 века в Абазгии правили, согласно византийской номенклатуре, архонты, а по сути, владетели, передававшие власть по наследству, правда не всегда. Для раннего средневековья вполне типично восприятие правителя народа, страны в качестве вождя: первого из лучших, чьи качества должны были стать оберегом для подчиненного большинства в осуществлении их определенных надежд. Характерной чертой для раннего средневековья остается достаточно высокая роль общины (дружины), непосредственно, либо опосредовано принимавшей участие в государственных вопросах. Наряду с устремлением военной элиты максимально узурпировать власть в своих руках, характер взаимоотношений первых лиц страны и остальных носит отчасти черты патронажных, что подразумевает их добровольно-принудительный характер. Приобщение Абазгии к христианской религии и византийской культуре привносит свой неизгладимый отпечаток в динамику этих отношений. Институт венчания на трон способствует большей централизации власти. Поэтому, абазгская элита способствовала проникновению христианской доктрины в массы достаточно свободного населения страны. Уже в 7 веке Абазгия характеризуется страной процветающего христианства, по отношению к жителям страны используется эпитет «христолюбивые авасги»[2]. На раннем этапе становления абазгской государственности нам не известно об обычае венчания на трон. Скорее всего, это было невозможно, так как Константинопольский патриарх, которому подчинялись епископы Авасгии, не санкционировал бы подобный шаг. Возможно, владетельные грамоты из Константинополя, от венчанного на трон императора «всех христиан», дополняли легитимности царя абазгов в глазах его подданных. В то же время, зависимость номенклатуры Абазгии от решений императора делало необязательной передачу власти в Абазгии по наследству. Для предупреждения кризиса власти у народов ойкумены при византийском дворе процветал институт приемных отпрысков династов, которые впоследствии претендовали на власть в собственных доменах. Они получали образование и военное воспитание, приобщались к ромейской культуре, часто женились на дочерях византийских чиновников, что в дальнейшем должно было обеспечить лояльность по отношению к воспитателю-сюзерену.  

Однако, насильственная смена императоров Византии ничего хорошего не предзнаменовала для местной властной элиты. Надо полагать, что после такой смены власти в Константинополе, новый император предпочел бы иметь в подчинении лицо, не присягавшее ранее на верность смещенному. Отсюда следует, что первые лица Абазгии, рассчитывавшие на незыблемость своих прав, не были заинтересованы в смене правящих домов, если только императоры не отличались богопротивными качествами, угрожавшими стабильности в целом. В данном факте скрыта одна из причин, по которой владетели Абазгии, получив инсигнии власти из Константинополя, затем стремились к обособлению. Уже к 660 году церковная организация Абазгии была представлена «Архиепископией Авасгии с центром в Севастополе Великом»[3]. Данное событие не могло состоятся без усилий правящего клана Абазгии. Насколько прочными были связи архиепископа Абазгии и архиепископа Константинополя мы не имеем прямых сведений. Допустимо, что первоиерарха Абазгии избирали на поместном соборе, возможно, что затем его утверждал Константинопольский патриарх, либо, согласно византийскому обычаю, правитель Абазгии. Надо полагать, что кандидатура архиепископа проходила согласование по всем вышеперечисленным позициям, что давало дополнительную возможность царям Абазгии легитимировать свою власть с точки зрения канона. Из досье Максима Исповедника известно, что сосланным в Лазику из Константинополя священникам симпатизировали в Абазгии. Уже сам факт того, что ссыльных перемещали по крепостям на территории Лазики и Апсилии, но не Абазгии, подтверждает более независимый характер архиепископии Абазгии, нежели митрополии Лазики с центром в Фазисе.

Также для раннего средневековья было типично восприятие империи в качестве вотчины царя-самодержца земель и народов. Поэтому при смене императора традиционно подтверждались международные договоры. В противном случае стороны действовали по своему усмотрению.

Династия императора Ираклия правила до 711 г. и закончилась свержением и казнью Юстиниана II. Однако еще ранее в 695 г. произошло первое свержение Юстиниана II. Отрезав нос и язык Юстиниану, полководец Леонтий сослал его в Крым. Синхронно этому событию происходит отпадение армян, лазов и абасгов от империи, о котором поведал Феофан Хронограф[4]. В 705 г. Юстиниан возвращает трон, а также вскоре и свое влияние в Абазгии. Историки считают, что миссия Льва Исавра к аланам образумила отпавших абазгов. Не исключено, что описанные со слов спафария Льва события «по принуждению авасгов к подчинению» на самом деле носили постановочный характер. (Речь идет об опустошении аланами ущелий Авазгии только по просьбе Льва и т.д.). Акции устрашения безусловно имели место, но немаловажным было письменное обращение Юстиниана к «авасгам». Какие их «прегрешения» готов был простить Юстиниан, в источнике не сказано. Однако уже в этом сообщении Феофана об обращении «к авасгам» можно углядеть большое значение окружения царя. Если бы речь шла об установлении связей с арабами, прямыми врагами империи, надо полагать, что императорская канцелярия подобрала бы более жесткую форму реагирования. Напрашивается вывод, что главным прегрешением авасгов являлось непризнание над собой власти солдатских императоров, с завидной частотой и жестокостью сменявших друг друга в Константинополе. Отсутствие в письме Юстиниана прямого адресата – имени правящего лица в соответствующей титулатуре - намекает на хитросплетения византийской дипломатии, не в правилах которой было называть правителей других народов царями. А византийским титулом, судя по всему, Феодосий Авасгский не обладал.  

Но и после примирения с вернувшим трон Юстинианом II, похоже, правящий дом Абазгии сохранил больше независимости, чем ранее, о чем может свидетельствовать печать Константина Авасгского, сына и приемника Феодосия, без указания статуса в византийском табели о рангах. Данная печать, несмотря на подражание византийским печатям, не является таковой.  На реверсе печати, над литерой А в слове Авасгиас, выбита корона из трех лепестков, которая является христианским символом, знаком царской власти, намекающим на обряд венчания. Нельзя исключать, что Константин Авасгский вступил на трон позже, при императоре Льве III., когда сплочение и спасение христианского мира от арабской угрозы оказалось задачей первостепенной важности. Возможно, что уже Константин Авасгский был венчан на трон архиепископом Авасгии, который, в свою очередь, не принял иконоборческую политику Константинопольского патриархата, в связи с чем мог вступить в канонический разрыв с матерью церковью.

Чехарда с императорами в Константинополе, продолжавшаяся до 717 г. заморозила статус-кво на Западном Закавказье. В Лазике, Иберии и Армении господствовали арабы. Абазгия и Апсилия остались под влиянием Византии.

Появление нового имени в антропонимии абхазских царей, а именно – Леона, следует связывать с восшествием на императорский престол Льва Исавра (717—741), который хорошо был знаком абазгам, исходя из событий 708-710 гг. Мы полагаем, что абхазский царь Феодосий в знак примирения (подчинения) назвал младшего сына Леоном в честь императора Льва III, тем самым подтверждая его сюзеренитет.

Следующим важным эпизодом международного значения явился союз Византии и Хазарии с участием Абазгии. Крайне ослабленная войной с арабами Византия искала союзников у своих северных границ. Единственной реальной силой, способной остановить экспансию арабов, являлась Хазария, которая активно проявляла свои интересы и в Закавказье. Византия вынуждена была пойти на серьезные уступки, предоставив Хазарии Закавказский театр военных действий. При этом Абазгия занимала важное стратегическое значение, являясь тылом и мостом для обеих держав.

Еще ранее в 654 году абасги, возможно и апсилы вместе с аланами и хазарами упоминаются как союзники византийского стратига Мавриана в неудачной войне в Армении[5]. Возможно, что и в последующие десятилетия у абазгов был опыт совместных военных действий как с византийцами, так и хазарами.

Война против арабов 731/732 гг. происходила в сложной обстановке. «Шли переговоры между Хазарией и Византией, которые в 732/733 гг. завершились хазаро-византийским союзом[6], скрепленным женитьбой Константина - сына императора Льва - на дочери хакана, которая после крещения приняла имя Ирины». Мы считаем, что в переговорах двух сторон принимал активное участие Константин Авасгский. Мы его видим именно в качестве царя, обладающего правом престолонаследия, иначе хакан не выдал бы свою дочь за человека низшего ранга. Таким образом будущий император Константин V и Константин Авасгский становятся свояками. Их сыновья получают одинаковые имена: Лев IV Исавр (Хазар) (775—780) и Леон, являются сверстниками и двоюродными братьями. Данное событие выпало из византийских хроник.

Военная роль Хазарии в Закавказских событиях, агрессивные вооруженные экспедиции против арабов на территориях Картли, Армении, Азербайджана неизменно приводили к обострению взаимоотношений местных элит и арабских наместников, изматывали население этих территорий, обескровливали их человеческий и хозяйственный потенциал. В итоге, после ухода хазар в свои земли, местные элиты, претендовавшие на некую самостоятельность, оказывались один на один с арабами. Далее следовали карательные экспедиции арабов. В течение 732-737 гг. арабы под командованием Масламы, а затем Мервана ибн Мухаммеда проводили ряд успешных экспедиций против алан, лезгин и картлийцев, подчинив их своей власти полностью. Следует полагать, что народы, оказавшиеся между молотом и наковальней, весьма «прохладно» относились как к арабам, так и к хазарам, которые также были захватчиками.

Причиной арабского похода на Картли послужило восстание эрисмтавара Картли Стефаноса, согласованного с хазарами, которые в 730 году прибыли и убили арабского наместника Джараха. В 732/733 гг. арабы предприняли под руководством Масламы ответный военный поход против Хазарии, как главного врага халифата на севере.

Прежде всего ими был взят Дербент. После этот Маслама отбыл в Дамаск, назначив Мервана ибн Мухаммеда "управлять общиной мусульман в городе ал-Бабе".

Было бы абсурдным предположение, что после убийства арабского наместника эрисмтавары находились бы в Картли. Картлийские правители, скорее всего бежали и укрылись в Цихе-Годжи, главную крепость Лазики. Данное событие безусловно было санкционировано императором Львом Исавром, передавшим крепости Лазики картлийским владетелям за их антиарабское выступление. Как это событие было воспринято местной знатью мы доподлинно не знаем. Вполне возможно, что враждебных ромейским властям сил в Лазике-Эгриси было не мало. Напомним, что еще в 696/697 г. патрикий Сергий отложился от ромеев и пригласил в Лазику арабов. Во время осады Археополя спафарием Львом, там, судя по всему, располагался отряд арабов или их союзников лазов. При каких обстоятельствах Археополис был возвращен ромеями остается загадкой. Однако исходя из контекста дальнейших событий, можно полагать, что Археополис был возвращен при участии эрисмтаваров Картли, благодаря чему последние расширили свои земли за Лихский хребет. Не исключено, что в освобождении Археополиса от арабов принимали участие абазги, что может объяснить причину территориальных претензий абхазских царей (архонтов) на Лазику. Эти события могли произойти в 730-м году, когда в Картли прибыли хазары или немногим ранее, однако сведений о них не сохранилось.

Скорее всего, к 734-735 гг. относятся события, описанные грузинской летописью, которая называет Мервана "кру". По "Картлис цховрэба", Мерван обошел все земли Кавказа, разорил Картли и Эгриси, преследуя грузинских царей, которые бежали в Абхазию[7]. Бежали правители Картли не в Византию, и не в Хазарию, а именно в Абхазию, что еще раз подтверждает о существовании антиарабской коалиции. Во время экспедиции отрядов наместника Арминии Мурвана, были разорены крепости Лазики, Апсилии, осаждена Анакопия.

В это время Леон Абхазский с вооруженным отрядом держит оборону в крепости «Собги», на границе с аланами. Возможна локализация крепости Собги в районе Сидирона, который упоминался не раз в свете арабских походов. Исходя из сообщений Феофана, еще в 710 гг. Лев Исавр при помощи Апсилийского отряда и разрозненных византийских отрядов, захватил крепость Сидирон, которая, вполне допустимо, что до 738 года контролировалась союзниками. Это вполне согласуется с характером войны, направленной на укрепление антиарабской коалиции. В то время, когда большой отряд арабов осаждает главную крепость Абазгии, часть абхазского войска держит оборону у перевального пути на Северный Кавказ. Арабские источники молчат о событиях этого похода. Видимо, отчаявшись взять неприступную горную крепость Собги, прикрывавшую путь в Аланию и Хазарию, они обрушиваются на Анакопию. Но и тут удача им не сопутствовала. Анакопийская крепость не была взята. Археологически зафиксированы незначительные разрушения объектов второй линии обороны и их достройка, что может свидетельствовать об участии метательных машин в осаде крепости. Однако оба направления арабского удара не достигли результата. Возможно, это и стало причиной временного смещения наместника Арминии - Мурвана.

В событиях вокруг Анакопии роль Леона не получила достаточного освещения. Он был юношей лет 20 или менее того. И конечно же не был единоличным правителем. Более того он отсутствовал в Анакопии во время осады, надо полагать, что абхазским царем на этот период был его старший брат Константин II, за которого хазарский царь Хакасра выдал одну из своих дочерей. Примечательно, что в сохранившихся летописях не упоминается Константин Авасгский, также не отмечена его роль в борьбе с арабами. Он должен был присутствовать в Анакопии при арабской осаде, предварительно приняв и укрыв бежавших из Картли эрисмтаваров. В этой связи уместно еще раз вспомнить о хазаро-византийско-авасгском договоре.

Вскоре Халиф Хишам опять назначает правителем Мервана, приказав ему начать войну с хазарами. Война началась в 737 г., действиями на византийской границе, но главная роль отводилась хазарскому фронту. Мерван во главе 120-тысячного войска, двинулся в Армению. Затем он разделил свое войско на две части. Во главе одной он поставил Усайда ибн Зафира ас-Сулами, который двинулся на хазар через Дербент. С этим войском соединились ополчения "царей гор" ("мулук ал-джибал"), которые перед этим были приведены в покорность. Сам же Мерван шел через Баб ал-алан и, выйдя на Северо-Кавказскую плоскость, двинулся на Самандар. Под этим городом оба арабских войска соединились. Город был взят. Экспедиция арабов завершилась полным разгромом хазар. А затем началась длительная, растянувшаяся на семь лет война с "владыками гор"[8]. Поход (738/739 гг.) совпал с военными действиями против Византии, что являлось обычным тактическим приемом. На этот раз войско Сулеймана ибн Хишама захватило крепость Сидирон[9], однако его успехи на этом ограничились. Похоже, что арабы не сумели воспользоваться стратегическим положением крепости, разрушили ее стены и вернулись в ставку, потому что более в источниках эта крепость не упоминается. С тех пор мы не знаем об экспедиционных походах арабов за Лихский хребет. Однако в Абхазию довольно часто бегут правители закавказских земель, скрываясь от арабов. Арабо-хазарские войны еще долгое время потрясали Южный и Северный Кавказ, окрестности Дербента, степи Предкавказья.

Ситуация в Западном Закавказье в это же время стабилизировалась, что могло быть связано с дипломатическим соглашением между империей и халифатом, отказавшемся от притязаний на этом направлении.

Из грузинских источников известно об участии Византийской империи в политическом устройстве Лазики и Абхазии. Лев Исавр присылает грамоты и два венца. Примечательно, что инсигнии власти (наследственное архонство) на Абхазию получает не Константин Абхазский, а Леон – его младший брат. Мы не знаем ничего о времени кончины Константина II., а также о причинах его отстранения от власти, в случае, если Константин был еще жив. Прямой наследник Константина его сын Леон II – внук хазарского царя – также не упоминается. Или он еще не родился, или император, опасаясь усиления хазарского влияния через родственные отношения, решает передать власть молодому Леону I, связав его обязательствами с эрисмтаварами Картли. Джуаншер устами Леона сообщает: «Дал же мне кесарь сию страну наследственно благодаря вашим усилиям. Отныне она является моим наследственным владением от Клисуры до реки Большой Хазарии, куда достигает хребет Кавказа»[10]. Из текста понятно, что Леон I получает власть благодаря ходатайствам эрисмтавара Картли перед императором. Налицо опасения Византии и картлийских правителей усилению влияния Абхазии, посредством силы Хазарской империи. Из письма Льва Исавра с предостережением Леона не покушаться на границы восточных соседей можно сделать вывод о притязаниях абхазского правящего дома на Эгриси. В данном сообщении содержится указание на восточные рубежи Абазгии – это Клисура, упоминаемая Прокопием Кесарийским в связи с персидскими войнами и послевоенной строительной деятельностью императора Юстиниана. Прокопием Клисура локализуется в среднем течении Фазиса, это цепь крепостей, укрепленных стенами, протянувшаяся вдоль пути из Картли через Лихский перевал к крепости Петра. В грамоте Льва Исавра также учитывались интересы Хазарии, в ней отражаются рубежи, установленные антиарабским договором. Поэтому западная граница Абхазии устанавливается по реке малой Хазарии, западнее которой распространялась власть кагана.

Согласно грузинскому источнику, Арчил также передает корону Мира Леону, что подразумевает и передачу его земель, а также женит на его дочери. Мы считаем, что передача короны и династический брак между Леоном 1 и семьей мтавара Картли, состоялись одновременно с заключением соглашения, согласно которому Леон Абхазский вступал в наследственные права на все земли Эгриси, от Клисур вплоть до Лихи, а передача короны Мира в какой-то степени делало его власть легитимной для ближайших кавказских соседей и населения собственной страны. С одной стороны, император Лев наделяет Леона наследственными правами на территорию Зихии, Абхазии, Апсилии и Западной части Эгриси, а соглашение с увядающей династией Картлийских правителей открывает возможность для законного расширения границ на всю территорию Эгриси и делают Абхазию легитимным государством для различных политических образований, подчиненных как арабам, так и византийцам. Леон I де-факто становится царем, получив корону из рук Арчила. В то же время он не отказывается от титула архонта и византийского участия в абхазских делах, понимая, что поддержки лишь картлийского царя, который является подданным халифата, ему будет недостаточно. Абхазия становится самой сильной страной в Закавказье, так как земли восточнее ее границ остаются театром военных действий между арабами и хазарами еще длительное время. Но через территорию Абхазии хазары не предпринимают походов в Закавказье.

Логично, что эти политические процессы в Западном Закавказье проходили без участия Хазарского каганата, поскольку после тяжелого поражения 737-738 гг. от арабов положение империи оставалось весьма шатким. Соответственно международной обстановке этого времени и политическая группировка Абазгии, делавшая ставку на влияние Хазарии в регионе, оказалась обессиленной.  В 40-х годах 8 века внук кагана Леон был еще маленьким, а Хазария не успела окрепнуть и вернуть былое влияние.

Мы согласны с Гумба М.М[11]., который полное объединение Абхазии и Эгриси, установление новых границ будущего Абхазского царства относит к 40-м годам 8 в. То, от чего предостерегал Леона I византийский император Лев Исавр, а именно покушение на территории восточнеее Клисуры, было совершено без военного насилия, благодаря дипломатическим шагам (давлению) абхазского династа, получившего корону Мира, его дочь, земли до Лихи. Налицо факт того, что картлийские правители, получившие титул царей от Льва Исавра, предпочли добровольно уступить земли западнее Лихи, взамен на гарантии неприкосновенности своих старых границ и поддержки абхазов против врагов Картли. Но и у себя дома они не могли себя чувствовать в безопасности.

С точки зрения международного права передача наследственной «вотчины» от одного вассала (империи) другому не является нарушением, но должно было получить одобрение сюзерена. Скорее всего данное событие имело место после смерти Льва Исавра в 741 году, когда 3 года происходили смуты в Константинополе, вследствие чего участие империи в Закавказских делах было затруднительным. Утвердившийся на троне Константин V продолжил иконоборческую политику отца, что также приводило к многочисленным потрясениям. На наш взгляд эти обстоятельства подвели Леона I к поиску путей легитимации положения автокефальной Абазгской археопископии. Скорее всего, не получив одобрения на представленную кандидатуру архиепископа Абазгии от Константинопольского архиепископа, он отправляет делегацию к Антиохийскому патриарху, поддерживавшему иконопочитателей. Не удивительно, что выбор пал на Антиохию, так как Мцхетский первоиерарх, окормлявший территорию Картли, подчиныля антиохийскому патриарху. Напомним, что Леон I был зятем и союзником царя Картли, которая входила в провинцию Арминийя Арабского Халифата. Официальным поводом для поиска путей создания независимой Абхазской церкви мог стать глубокий раскол в Константинопольской церкви, насильственные смещения иерархов, начавшиеся со времен Льва Исавра и продолжавшееся при его приемнике. Другой же причиной, на наш взгляд, явилось желание Леона I получить легитимное утверждение своих царских прав – обряд венчания на трон. Не позже 750 года на соборе антиохийской церкви был утвержден первый Абхазский патриарх и епископ, абхазская церковь выходит из подчинения Константинопольской церкви без ее канонического одобрения. В исторических хрониках мы не имеем данных о первых шагах независимой Абхазской церкви. Был ли Леон I венчан на царском троне, либо какие-то события помешали его планам, мы достоверно не знаем. Однако догадываемся, что веской причиной, возможно сорвавшей утверждение церковью его прав, могла стать активизация группировки, поддерживавшей сына Константина Авасгского, как законного наследника. Воцарение Леона I, скорее всего, воспринималось согражданами как стремление к узурпации власти.

Уже к середине 8–го века Хазария оправилась и активно включилась в борьбу за Закавказье. В 754 г. арабами был казнен Арчил, брат тестя Леона I, с которым был заключен союзный договор. Власть Картлийских правителей сильно пошатнулась. Оформление Абхазской автокефальной церкви, симпатизирующей иконопочитателям, не получило одобрения Всеправославного Собора. Также стремления Леона 1 к независимости противоречили интересам императоров Исаврийской династии. По этим причинам, скорее всего, Леон I не стал царем абазгов, хотя территориально Абхазское царство оформилось еще при нем в 40-е годы.

Антиарабский союз не означал, что взаимоотношения Византии и Хазарии оставались безоблачными. Присутствие Хазарии в Закавказье было сильнее византийского. Уже в 760-х годах интересы Хазарии в Картли столкнулись с интересами Византии, стремившейся доминировать в христианских государственных образованиях Закавказья. Карательный поход воеводы Блучана, имевший место в 764 г. против правителя Картли Джуаншера, привел к захвату и разрушению Тбилиси, полону Джуаншера и его дочери.

Осложнение отношений с Византией, открытая вражда кагана с правителями Картли, на наш взгляд, могла стать благодатным поводом для появления политической фигуры Леона II, так как Леон I, будучи связанным с правящим домом Картли родственными узами, с одной стороны, присягой верности императору, с другой, должен был проявить себя союзником картлийцев. Качество его участия в этих событиях могло дать повод оппозиционным силам сместить Леона I и его потомков в пользу Леона II, при патронаже «царя Севера».

По этим причинам первым Абхазским царем становится Леон II, который действовал более решительно, полагаясь на могущество Хазарии и собственное право престолонаследия. И хотя грузинский источник называет Леона II захватчиком, наше рассуждение доказывает обратное.  

Исходя из событий 787- х гг., а именно, ликвидации центра Лазикской митрополии в Фазисе[12], можно сделать вывод, что церковная организация Абхазии, созданная в 50-х годах при поддержке Антиохийского архиепископа, продолжала расширятся вне желания Константинопольского патриархата и, скорее всего, уже на раннем этапе получила признание независимыми от Константинополя церковными организациями. Эти события происходили уже при Леоне II, который, был венчан на царство.

 


[1]   Амичба Г. А. Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. Тбилиси: Мицниереба, 1988. С. 22-24.

1.   Из Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII – X в. – Москва: «Индрик», 2015. С.19.

[3] Там же.

[4] Феофан Византиец (Исповедник).: Летопись. - М., 1884.

Перевод греческого В. И. Оболенского и Ф. А. Терновского с предисловием О. М. Бодянского. С 286.

[5] Анчабадзе З.В. Избранные труды. Т 1., Сухум. 2010. С. 322.

[6]  Новосельцев А.П., Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа, М., "Наука", 1990.

[7]   Амичба Г. А. Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. Тбилиси: Мицниереба, 1988. С.48-50.

[8] Из Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., "Наука", 1990.

[9]Касландзия Н.В. Генезис и становление Абхазского царства. АБИГИ, Сухум, 2017. С.81.

[10] Амичба Г. А. Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. – Тбилиси: Мицниереба, 1988. С.53.

[11] Гунба М. М. Абхазия в первом тысячелетии н.э. – Сухуми: Алашара,1989. С.340.

[12]  Из Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII – X в. – Москва: «Индрик», 2015. С.41.


Возврат к списку

 
 

 

   

 

Официальный интернет-ресурс Национального Новоафонского историко-культурного заповедника "Анакопия". Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых публицистических, аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.afon-abkhazia.ru. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.afon-abkhazia.ru обязательна. Адрес электронной почты редакции: info@afon-abkhazia.ru .

Создание и поддержка: Редакция-администрация ННИКЗ "Анакопия". Разработка и техническое сопровождение © NewTechnologies.abkh +7 (940) 9258589

Абхазия, Сухум, 2011-2017 г.