Летопись Абхазских царей

  • доспехи
  • двор
  • галера
  • Леон
  • музей
  • полотенце
  • лодки
  • седло
  • средние века
  • цари
  • зал
  • Вооружение, реконструкция античного периода
  • особые находки
  • макет
  • 2 зал
  • галера
  • подиум
  • стреломет
 Автор: Аргун А.В.

Введение

Мы задались целью кратко осветить историю абхазской государственности, сведения о которой на протяжении 2000 лет устойчиво фигурируют в письменных источниках поздней античности и средневековья, созданных на латинском, греческом, грузинском, армянском, персидском, арабском языках.  У всякого исследователя по заданной теме возникает проблема достоверной реконструкции, что обусловлено неполнотой источников, наличием порой противоречивых данных и хронологических пробелов, связанных с их «молчанием». Предлагаем для начала определиться с терминологией.

Обыденное понимание государства, как и научное его определение не отражает многообразие форм публичной политической власти, существовавших на протяжении тысячелетий.

Государственные отношения начинаются с появлением центров отправления власти, обладающих суверенностью для определенной группы людей (социальной общности). Эти общности могут быть прочно связаны с определенной территорией, или ландшафтом, либо не вмещаться в четкие географические рубежи. При этом носителями высшей власти может быть как одно лицо, так и группа лиц. Власть может быть выборной, назначаемой, временной, пожизненной, наследуемой. Многочисленны титулы правителей. О них мы знаем из письменных источников, архивных данных; некоторые существуют в наше время. Права и обязанности правящих лиц в разных обществах также разнятся. Для древних обществ было характерным объединение религиозной и светской власти в одном лице, что в принципе характеризует высокую сакрализацию функции власти с момента ее зарождения. Пережитком такого мировоззрения является традиция принесения присяги современными лидерами демократических государств на «священных» книгах, что соседствует с современными политическими системами, основанными на священных законах и правлении духовными (религиозными) лидерами. Словом, государственные отношения в течение длительного времени прошли большой путь от ритуально-магической функции до современных бюрократических систем, которые по большей части тяготеют к олигархическому устройству, так как в них отсутствуют, либо деформированы элементы прямой демократии.

Полнота осуществления государством, в лице бюрократического аппарата своих функций характеризуется укладом, интенсивностью и детализацией разносторонних связей, которые в итоге определяются по признакам суверенитета, реализуемых в рамках определенных границ, а также и за их пределами. Следует отметить, что с государственным развитием трансформируются категории суверенитета, видоизменяются представления о них и возможности их наполнения. История формирования институтов политической власти у разных народов имеет много общего, что объясняется законами «этногенеза» - исторического процесса, связанного с зарождением, развитием и «гибелью» этносов.

Наиболее заметными этносы и государственные отношения становятся в эпоху широкого освоения металлов, благодаря чему древние общества дифференцировались и милитаризировались. Военные кампании и масштабные войны с древнейших времен становятся неотъемлемой частью в жизни населения планеты, что в итоге приводило к трансформациям их укладов. Еще в древности появляются империи, сближавшие континенты и их разнородное население. История глобализации началась за несколько тысяч лет до нашей эры и порождает обратный процесс - стремление к обособлению (строительство национального государства). Эти факторы, по определению Л.Н. Гумилева, характеризуют состояния этносов, которые являются движущей силой исторического процесса, и, в совокупности, свидетельствуют, что невозможно изучение истории государств в отрыве от этнической истории его населения.

У пытливого читателя неизменно возникает вопрос: кто такие абхазы, откуда и когда они появились на политической карте Восточного Причерноморья? В связи с чем мы кратко остановимся  на вопросах истории предков современных абхазов, которых большинство исследователей видят в античных «гениохах».

Распад суперсистемы…

Во II веке до н.э. политические и торговые центры Колхиды оказались под угрозой экспансии со стороны растущей Римской державы, потрясшей прежде весь эллинский мир. В противостоянии Понтийских царей и Рима греческие полисы Восточного Причерноморья, в том числе Диоскурия, встали на сторону Понтийского царства. С другой стороны, царю Понта Митридату VI Евпатору дважды приходилось выступать против ахейцев и гениохов, «и однажды в борьбе с ахейцами он потерял две трети своей армии»[1]. Эти события показывают, что военно-административная система правления Понтийского царства, основанная на традициях восточной деспотии, была не приемлема в местной среде. Согласно свидетельству Страбона, после падения Митридата VI (120 - 63 гг. до н. э.) Колхидой завладел Полемон, который являлся ставленником Рима. [2] Полемонидам удалось создать большой военный и торговый флот, который при Полемоне II базировался в Трапезунте.

В 22-20 гг. до н.э. Август и Агриппа, провели очередную реорганизацию в вассальных царствах. Они вынашивали планы по созданию объединенного царства, включив в его состав Боспор и Колхиду.[3] Однако характер взаимоотношений Полемонидов и политических объединений Западного Закавказья показывает, что реальной властью на данной территории они не обладали. Страбон говорит о морском разбое гениохов. С целью грабежа и захвата в плен людей нападали они не только на суда, но и на местности и даже города.[4] Характерно, что Плиний (23/24—79 гг. н.э.), отражая современные ему события, отмечает, что богатейший город Питиунт «разграблен гениохами». Он же говорит о «запустении» Диоскурии.[5] Морские и сухопутные части Понтийского царства, базировавшиеся в Трапезунте, не способны были оградиться от гениохийских пиратов, устраивавших глубокие рейды на территорию Понта. Свидетельства античных авторов недвусмысленно показывают, что на рубеже веков в Западном Закавказье сформировалось политическое объединение, с собственной вертикалью власти и идеологией. Еще во время бегства Митридата на Боспор через эту территорию (66—65 гг. до н. э.) у гениохов, было «четыре царя», которым подчинялись, со своей стороны, «скептухи» (вожди-предводители).[6] Этот союз, несомненно, был более независимым в эпоху Полемонидов. Морское побережье контролировалось флотом гениохов, которые имели ступенчатую вертикаль управления: скептухи-предводители подчинялись четырем царям. В 63/64 г. н. э. император Нерон упраздняет царство Понт и присоединяет его к провинции Галатия.[7] Римляне отказываются от безуспешной идеи создания обширного централизованного государства на берегах Черного моря. 

Римские гарнизоны в Колхиде появляются при императоре Веспасиане (69-79). Военная база в Трапезунте становится первой в этой цепи укреплений, протянувшейся вдоль восточного побережья до границы Санигии и Зихии уже к началу V в. 

Наглядно, что римская политика в Колхиде способствовала распаду гениохийского союза, первыми из которого выделились саниги, упоминаемые Мемноном в связи с событиями 70 г. до н.э., когда к ним «бежали отчаявшиеся сторонники Митридата Понтийского из Синопы».[8]Апсилы в лице базилевса Юлиана первыми признали верховное право римлян. В это время они занимали восточный берег Черного моря к западу от реки Фазис, до реки Кодор, либо немного западнее. Похоже, что территория Апсилии имела для римлян особое стратегическое значение (в связи с угрозой аланского вторжения).

Подробные сведения о народах Восточного Причерноморья содержатся в «перипле» Флавия Арриана[9], непосредственно побывавшего в инспекционной поездке по римским крепостям Понта. Автор перечисляет этнополитические объединения, возглавляемые базилевсами (царями): за зидритами следуют лазы, царь их Малассас; севернее лазов по берегу моря упоминаются апсилы с царем Юлианом, утвержденным еще императором Траяном (98-117гг.); за ними абазги с царем Ресмагом; затем названы саниги и их царь Спадаг, в земле которых находится Севастополис; западнее них располагались зихи, их царь Стахемфлак. Цари лазов, абазгов, санигов и зихов были утверждены императором Адрианом (117-138 гг.). Арриан отмечает, что Себастополис являлся «конечным пунктом владычества на правой стороне от входа в Понт».[10] Полный распад союза четырех царств приходится на время появления римского гарнизона в Себастополисе к концу I в. и свидетельствует о роли римлян, заинтересованных в дроблении политических сил в регионе. Крушение системы эллинских колоний на побережье Черного моря, связанное с гибелью эллинского суперэтноса, привело к переформатированию общественного состояния большого количества народов, среди которых были и предки абхазов. Напрашивается вывод, что гениохи вступили в т.н. «фазу надлома»[11] этногенеза, проявившуюся в окончательном распаде их союза.  С этих пор гениохи остаются в исторической памяти. Из союза выделяются саниги и апсилы, абазги и зихи, при этом еще какое-то время саниги занимают больший географический ареал и чаще упоминаются античными историками. Сформировавшиеся новые этнополитические единицы независимо друг от друга вступают в «инерционную» фазу своего развития[12]. Стечения обстоятельств, когда вся территория Восточного Причерноморья оказалась под контролем Рима, соединило их вновь в качестве его вассалов. Исторические пути развития их позднеантичной государственности показывают, как правило, схожие подходы в отношениях с внешними силами, зыбкость границ и соперничество за право быть первыми в числе клиентов империи. В обмен на лояльность к римской политике базилевсы получали реальные рычаги для централизации власти, что было важным фактором и в политике Рима в регионе. В этой связи следует рассматривать возникновение ряда крепостей, не входивших в римскую оборонительную систему: признать их в качестве резиденций-доменов местных царей, опиравшихся на авторитет Рима, крепкие стены и собственную дружину. Базилевсы новых политических единиц получили право выступать контрагентами в морской торговле, что являлось основным источником стабильности их власти. Новая система мелких зависимых государств на периферии Римского мира просуществовала несколько веков.

Исходя из канвы событий III в. (нашествие боранов), получивших отражение в римско-византийских источниках[13]  и подтвержденных археологическими раскопками в римской крепости Питиунта, можно предположить, что саниги, видя шаткость положения империи отошли от договора с Римом. Как известно, Рим смог победить внутренние раздоры и восстановиться[14]. Вполне естественно, что должны были последовать санкции в отношении клиентов, изменивших ему в трудные времена. Уже на рубеже III-IV вв. император Диоклетиан обращается к царю абазгов Ригвадину с приказом о размещении в Питиунте ссыльных христиан.[15]Вполне логичен вывод, что император санкционировал расширение политических границ абазгского царства на территорию, ранее занимаемую санигами, предварительно лишив последних права оставаться в списке клиентов. Теперь абазги чаще соседей упоминаются в источниках, они активнее включились в орбиту римского мира, и обладали соответствующим потенциалом для участия в военных акциях Рима. (В Notitia dignitatum' (кон. IV – нач. V в. н. э.) значится подразделение Ala prima Abasgorum Hibeos Oasis maioris («Первое крыло абазгов в большом оазисе Хибеос»).[16] Надо полагать, что базилевсы праабхазских племен на этом этапе объединяли под своим началом и религиозную власть. Кроме того, для управления внутренней энергией соплеменников необходимо было выстраивание новых экономических отношений, предполагающих иерархическое распределение благ, источником которых, в основном была работорговля.

От античности к средневековью…

За переносом столицы империи в местечко Византий, где был основан Константинополь, последовало усиление влияния империи в этом регионе. Главный ее стратегический интерес заключался в контроле Западного Кавказа, по которому пролегал кратчайший путь с севера к ее границам.

Провозглашение Константином (306 — 337) христианства государственной религией (Миланский эдикт, 313 г.).) способствовало оформлению церковных организаций в римских крепостях Питиунта,[17] Себастополиса, Зиганиса, Гюеноса, в административном отношении входивших в состав Понтийской Епархии. Это были первые самостоятельные шаги христианства на территории Северо-Восточного Причерноморья, в среде римских военных и населения, окружавшего канабы. В начале IV века в Питиунте возникает церковная община во главе с епископом Сафронием. Она подчинялась архиепископу Кесарии Каппадокийской (глава Понтийской Церкви). Уже на IV Вселенском Соборе (451) присутствовал епископ Севастопольский Кекропий[18]

На рубеже V-VI вв. в империи оформляется новая система власти, внутренняя и внешняя доктрины империи, отражающие разделение на своих и чужих («ромеев»-христиан и варваров). О базилевсах абазгов двух с лишним веков источники молчат. Однако для первой половины VI в. известно, что абазгами правили два базилевса Скепарна и Опсита, один восточной, другой западной частями страны. Эти политические деятели сменили предыдущих, имена которых неизвестны. Однако об их деяниях подробно сообщает летописец. Согласно источнику, базилевсы абазгов установили своего рода деспотию, когда безнаказанно могли отымать красивых лицом мальчиков у родителей и продавать их в рабство. Характер этих событий свидетельствует, что внутренней энергии этноса было недостаточно для установления более справедливых взаимоотношений, что, в свою очередь, свидетельствует о фазе обскурации в этногенезе античных абазгов. Только после того, как византийские вооруженные силы в 542 г. покинули крепости в Абазгии, им удалось свергнуть базилевсов тиранов и объявить себя независимыми. Данные события происходили на фоне большой войны между Византией и Персией, театром действий которой была Колхида. Причиной антивизантийского выступления послужили действия императора Юстиниана и его приближенных, которые ввели непомерные пошлины на торговлю, а также стремились к полному упразднению местного самоуправления. Эти непопулярные меры в разгар войны привели к обострению противоречий между византийским командованием и населением Лазики, Апсилии, Миссиминии, Абазгии. Об этом подробно сообщают Прокопий Кесарийский[19] и Агафий Миренейский[20]. В отличии от апсилов, абазгам и миссимийцам пришлось столкнуться с карательной экспедицией византийцев.

Абазги проигрывают Трахейское сражение, их позднеантичная политическая система была разрушена, территория Абазгии включена в провинциальную систему империи, с командным центром в византийской Армении. Участь миммимийцев оказалась не лучше. Большая часть ее населения была физически уничтожена византийцами. Опираясь на топонимику западной Абхазии, можно предположить, что часть миссимийцев переселилась из родных мест, по-видимому, с санкции империи.

Данные насильственные действия явились последним аккордом в этногенезе античного праабхазского мира, способствовали перемещению больших масс людей, смещению внутренных межэтнических границ. Эти события происходили на фоне деградации прежних отношений и духовных ценностей, и в результате, привели к складыванию качественно новых условий, обусловивших этногенез средневековых абазгов, с которых начинается история государственности абхазов.

Правители, архонты, цари…

Вечный мир 565 г. приносит стабилизацию в Западном Закавказье.  Еще в первой половине VI в. Юстинианом была проведена церковная реформа. В ведении Константинопольского патриарха создаются автокефальные Абазгская епархия с центром в Себастополисе, Лазская епархия с центром в Фасисе и Зихийская с центром в Никопсии.[21] В Абазгии, как было отмечено ранее, с IV в. существовала Питиунтская епископия, что может достоверно свидетельствовать о раннем знакомстве абазгов с христианской религии. В то же время с подачи Прокопия Кесарийского в исторической науке утвердилось мнение, что абазги приняли христианство в 40-х гг. VI в. усилиями «присночтимого» императора Юстиниана I. Тот же Прокопий сообщает, что вскоре абазги отложились от Византии в пользу Персии и отказались от христианства в пользу персидской веры. Эта акция была пресечена карательными действиями византийцев. Данное сообщение помогает понять политический подтекст христианизации по Прокопию. Также с Юстинианом можно связать огосударствление церковных институтов в империи. Он в своих новеллах отождествляет себя (императорскую власть) с ролью земного отца всех христиан, что привносит в отношения с подданными и вассалами дополнительный сакральный смысл.[22]Новая доктрина была рассчитана на централизацию в руках императора светской и церковной власти, что приводило к сращиванию этих двух систем. Всякое неприятие приказов императора сводилось, в глазах современной ему бюрократии, к отказу от истинной веры. Да и в самой Византии этого времени не было религиозного единства. С Юстинианом I связываются карательные действия против аррианства, эллинства, несторианства. Только начинала складываться единая обширная территория христианской ойкумены. И хотя еще несколько последующих веков Византию потрясали религиозные споры, Абазгия оказалась оплотом иконопочитателей, здесь заметно увеличивается значение институтов христианской религии.

В целом длительная неблагоприятная для империи международная обстановка, помешала полному инкорпорированию Абазгии в состав Византии. Но в то же время она способствовала мирному приобщению абазгов к христианской религии. Эти факторы стали основными в изменении имперской доктрины по отношению к Абазгии. Переход от конфронтации к сотрудничеству уже в первых десятилетиях VII в. стал благоприятным разрешением ситуации для обеих сторон. Абазги, как христианский народ, становятся друзьями ромеев, признающими «божественную» власть императора, как земного отца всех христиан. В течение VII в. без особых потрясений под протекторатом империи формируется обновленный абазгский этнос, с новой политической системой, в общих чертах перенятой из Константинополя. В греческих источниках абазги фигурируют под имененм авасгов, в армянских и грузинских - их называют апхаз, апхази.

После нескольких десятков лет безвременья для империи, императору Ираклию удается вернуть власть над абазгами. В 620 гг. летописи упоминают об участии «авасгов, лазов, иберов» в его войне против персов. В одном эпизоде летописец сообщает, что союзные войска покинули императора и вернулись домой.[23]Из чего следует, что позиции империи были весьма шаткими в местной среде. Впоследствии император, после убедительной победы над персами, подчиняет себе абазгов, назначив им архонта. С первой четверти VII в. в Абазгии правили, согласно византийскому праву, архонты, по сути, владетели, передававшие власть по наследству, что подтверждается списком абхазских царей из «Дивана» - 10 исторических персонажей, передававших власть от отца к сыну до Леона – объявившего себя независимым царем Абхазии.[24] Однако, остается невыясненным факт соответствия пресонажей из Дивана и архонтов Абазгии, чьи имена в источниках не упоминаются (исключение для архонта Леона). Что если в Абазгии на каком-то отрезке времени устанавливается двоевластие: непризнанная власть абазгских царей сосуществует с властью византийских чиновников? По крайней мере,  первые два имени в списке абхазских царей – Анос и Гозар - не свидетельствуют о связях с христианской Византией…

Список правителей-царей Абазгии:

Анос - родоначальник династии; Гозар - сын Аноса; Иствине (Юстиниан) - сын и преемник Гозара; Финиктиос (Филиктос) - сын Юстина; Барнук (Копоруки) - сын Финиктиоса; Дмитрий I - сын Барнука; Феодосий I - сын Дмитрия I; Константин I - сын Феодосия I; Феодор - сын Константина I; Константин II - сын Феодора (Феодосия II).

Леон I (740?-766/7) – архонт Абазгии, брат Константина II.

Используя потенциал и авторитет империи архонтам авасгов (абазгов, авасгов, абхазов – синонимы) удалось в краткие сроки возродить государственность, установить правила передачи власти по наследству, создать Архиепископию Абазгии и принимать самостоятельно решения, касательно внутренних вопросов страны. Архонты Абазгии обосновались в Анакопии, завершили строительство второй линии обороны, участвовали в строительстве других фортификационных и церковных объектов в Анакопии и ее окрестностях. Уже в VII в. Абазгия характеризуется страной процветающего христианства с многочисленными храмами, которым покровительствуют ее правители. Из письма Анастасия апокрисиария Феодосию Гангрскому[25] (650-е годы) известно, что сосланным в Лазику из Константинополя опальным священникам симпатизировали в Абазгии. Жителей страны он называет «христолюбивые авасги».[26]Это подтверждает более независимый характер Архиепископии Абазгии и ее владетеля и отсутствие на территории Абазгии византийских гарнизонов; показывает шаткость позиций империи на фоне окрепшей местной власти. К этому времени Абазгия становится значительной региональной силой, участвовавшей во внутриполитической борьбе в соседней Лазике, которая в статусе византийской провинции оказывается связанной под управлением императоров. Приблизительно к середине VII в. относится и первое столкновение абазгов с арабами. Как сообщает историк IX в. Баладзори, арабский военачальник Хабиб ибн Маслам (который в 654 г. наложил дань на Картли) получил от халифа указание завоевать византийскую фему Армениакос. Здесь, ему пришлось столкнуться с «союзниками» Византии: аланами, абазгами и хазарами[27]. Участие абазгов в антиарабской коалиции намекает на ее региональное значение уже в середине VII в. и показывает стремление правителей Абазгии к участию в событиях далеко за пределами собственных границ, что опять же возможно при сильных позициях государства. Уже к 660 г. церковная организация Абазгии была представлена «Архиепископией Абазгии с центром в Севастополе Великом».[28]Данное событие не могло состояться без усилий ее правителей. С точки зрения церковной организации, Восточное Причерноморье представляло собой часть Константинопольской Церкви: «Notitia episcopatuum 1 и следующая ей Notitia 2 разделяют данную территорию на три части: митрополию Лазики с центром в Фасисе, архиепископию Абазгии с центром в Севастополе Великом и архиепископию Зихии с центром в Никопсии».[29] 

Династия императора Ираклия правила до 711 г. и закончилась свержением и казнью Юстиниана II. Однако еще ранее в 695 г. произошло его первое свержение. Синхронно этим событиям армяне, лазы и абазги отдаляются от империи.[30]В 705 г. Юстиниан II возвращает трон, а также вскоре и свое влияние в Абазгии. Историки считают, что миссия Льва Исавра к аланам образумила отпавших абазгов. Не исключено, что описанные со слов спафария Льва события по принуждению «авасгов» к подчинению на самом деле носили постановочный характер. (Речь идет об опустошении аланами ущелий «Авазгии» только по просьбе Льва и т.д.). Акция «усмирения» завершилась письменным обращением Юстиниана II к «авасгам». Какие их «прегрешения» готов был простить Юстиниан, в источнике не сказано. Отсутствие в письме имени правящего династа в соответствующей титулатуре говорит о том, что Феодосий Абазгский не обладал византийским титулом. Но и после примирения с вернувшим трон императором, правящий дом Абазгии сохранил больше независимости, чем во времена архонтов, о чем может свидетельствовать печать Константина Абазгского, сына и преемника Феодосия. [31] В ней также отсутствует византийский титул. На реверсе печати, над литерой «А» в слове «Авасгиас» выбита корона из трех лепестков, которая является христианским символом, знаком царской власти, намекающим на обряд венчания на трон.

Частая смена солдатских императоров в Константинополе, продолжавшаяся до 717 г. заморозила расстановку сил на Западном Кавказе. В Лазике, Иберии и Армении господствовали арабы. Абазгия и Апсилия оставались под влиянием Византии.

Следующим важным фактом международного значения явился союз Византии и Хазарии с участием Абазгии.[32]Крайне ослабленная войной с арабами Византия искала союзников у своих северных границ. Единственной силой, способной остановить экспансию арабов, являлась Хазария, которая активно проявляла свои интересы в Закавказье и в Крыму. Византия вынуждена была пойти на серьезные уступки, предоставив Хазарии Кавказский театр военных действий. При этом Абазгия занимала важное стратегическое значение, являясь тылом и мостом для обеих держав. Несмотря на серьезные противоречия между будущими союзниками, необходимость коалиции была обусловлена завоеваниями арабов и не прекращавшимися их рейдами в глубь территории противников. «Шли переговоры между Хазарией и Византией, которые в 732 – 733 гг. завершились хазаро-византийским союзом, скрепленным женитьбой Константина – сына императора Льва – на дочери хакана, которая после крещения приняла имя Ирины».[33]Следует полагать, что в переговорах двух сторон принимал активное участие Константин Абазгский. Мы его видим именно в качестве царя, обладающего правом престолонаследия: хакан не выдал бы свою дочь за человека более низкого ранга. Таким образом, будущий византийский император Константин V и Константин Абазгский становятся свояками. Их сыновья получают одинаковые имена: Лев IV Исавр (Хазар) (775 – 780) и Леон Абазгский, являются сверстниками и двоюродными братьями.[34] Сопоставление византийских, грузинских, армянских источников о деятельности правителей Абазгии конца 7 начала 8 в. Феодосия I, Константина I, Феодора, Константина II характеризует их не в качестве архонтов, а царей, передающих, как их предшественники, власть по наследству: от отца к сыну. Положение Абазгии можно охарактеризовать в качестве царства с ограниченным внешним суверенитетом, Архиепископия Абазгии остается в подчинении Константинополя.

Первый этап формирования Абхазского царства со столицей в Анакопии (660-е – 760-е гг.). Фаза подъема в этногенезе абазгов.

Военная роль хазар в Закавказских событиях, их рейды против арабов на территориях Картли, Армении, Кавказской Албании приводили к ответным действиям. Причиной очередного арабского похода на Картли послужило восстание правителя Картли Стефаноса, подстрекаемого из Константинополя и согласованного с хазарами, которые в 730 году прибыли в Закавказье и убили арабского наместника Джараха. Напуганные карательной акцией нового арабского наместника Мурвана, правители Картли укрылись в Археополе (Цихе-Годжи), главной крепости Лазики. Данное событие было санкционировано императором Львом Исавром, передавшим восточную часть Лазики картлийским владетелям за их антиарабское выступление. В 732/733 гг. арабы предприняли под руководством Масламы ответный военный поход против Хазарии, как главного врага халифата на севере. А к 734-735 гг., скорее всего, относятся события, описанные летописью, которая называет Мервана глухим. По "Картлис цховрэба", Мерван обошел все земли Кавказа, разорил Картли и Эгриси, преследуя картлийских правителей, которые бежали в Абхазию. Во время экспедиции отрядов Мурвана, были разорены крепости Лазики, Апсилии, осаждена Анакопия в Абазгии.

В это время Леон (будущий архонт Абазгии) с вооруженным отрядом держит оборону в крепости Собга (Сидирон в Апсилии), на границе с аланами.[35] Арабские источники молчат о событиях этого похода. Видимо, отчаявшись взять неприступную горную крепость, прикрывавшую путь в Аланию и Хазарию, они обрушиваются на Анакопию. Но и тут удача им не сопутствовала. Упоминание будущего архонта Леона 1-го в крепости Собги на границе с аланами, локализуемое у границ первых с апсилами является фактом того, что абасги в 30-х гг. VIII в. распространяли свою власть на Апсилию, которая считалась частью державы ромеев, возможно, с их согласия.

Экспедиция арабов под руководством Мурван ибн Мухаммед 737-738 гг. завершилась полным разгромом хазар, что привело к длительному замирению Восточного Закавказья под властью арабских наместников. В это же время арабы под руководством сына халифа Хишама захватывают и разрушают главную крепость Апсилии - Сидирон.

С тех пор мы не знаем об экспедиционных походах арабов за Лихский хребет в Абазгию. Сюда довольно часто бегут от арабов правители закавказских земель. Известно об участии Византии в политическом устройстве Лазики и Абазгии. Лев Исавр присылает грамоты и два венца.[36] Отметим, что инсигнии власти (наследственное архонтство) на Абазгию получает не Константин Абазгский, а Леон (Леон I) – его младший брат. Причины отстранения от власти колена Константина неизвестны. Из текста летописи понятно, что Леон I получает власть благодаря ходатайствам правителей Картли перед императором[37]. Налицо опасения Византии и картлийских правителей относительно усиления влияния Абазгии в союзе с Хазарией. При этом император пренебрегает пунктами договора с Хазарией, ввиду военной катастрофы, постигшей эту державу.

Можно предположить, что с появлением архонта Леона возникает двоевластие на территории Абазгии. Из письма Льва III Исавра с предостережением Леона I не покушаться на границы восточных соседей можно сделать вывод о притязаниях абазгов на земли Лазики-Эгриси, в освобождении которых от арабов, судя по всему, они принимали активное участие. Джуаншер также сообщает, что правитель Картли Арчил женит Леона I на дочери Мира и передает ему корону Мира, что подразумевает, по-видимому, и передачу его земель в Лазике. С одной стороны, император Лев III Исавр наделяет архонта Леона I наследственными правами на территорию Зихии, Абазгии, Апсилии и западной части Лазики-Эгриси, а соглашение с увядающей династией картлийских правителей открывает возможности для законного расширения границ на всю территорию Лазики-Эгриси и делают политические границы Абазгии легитимными. В то же время Леон не отказывается от титула архонта и полагается на византийское влияние. Ход рассуждений приводит к выводу, что в 40-х годах VIII в. политическая элита Абазгии, делавшая ставку на мощь Хазарии в регионе, оказалась обессиленной – внук кагана Леон (II) был подростком, а Хазария не успела окрепнуть и вернуть былое влияние. После смерти императора Льва Исавра (741), когда три года происходили смуты в Константинополе, скорее всего, сложилась территория Абазгии в новых границах.

Утвердившийся на византийском троне Константин V продолжил иконоборческую политику отца. Это подвело Леона I к поиску путей легитимизации положения автокефальной Абазгской археопископии и своего права на престол. Он отправляет делегацию к Антиохийскому патриарху, поддерживавшему иконопочитателей и окормлявшему соседний Мцхетский каталикосат. Не позже 750 г. на соборе Антиохийской церкви был утвержден первый Абазгский патриарх и епископ[38], абазгская церковь выходит из подчинения Константинопольской церкви без ее канонического одобрения.

В 760-х годах интересы окрепшей Хазарии в Картли столкнулись с интересами Византии. Карательный поход воеводы Блучана, имевший место в 764 г. против правителя Картли, привел к его захвату и разрушению Тбилиси[39].

Политические силы Абазгии, полагавшиеся на могущество союзной Хазарии, активизировалась, и Леон II (766/7–810/811)[40], в 760-х гг., воспользовавшись правом на престол, закрепленным коалиционным соглашением 732 г., объявляет себя царем Абазгии, вопреки желанию византийского императора[41]. При поддержке Хазарского каганата он завершает территориальное оформление царства, присоединив к нему земли к югу от р. Чорохи, до границ с Византией.[42] С этих пор возникает новое полиэтничное государственное образование – «Абхазское царство». Его политические границы на западе достигали дельты р. Кубани, на севере – Главный Кавказский хребет, на востоке - Лихский хребет, на юге – Черное море и окрестности Трапезунда по суше.  Византийские источники продолжают называть его скромно «Авасгией», в восточной традиции используются название цари апхазов, Апхазия. При описании событий с 70-х. гг. VIII в. мы используем этноним абхазы, название государства – Абхазия, с титулаторой – цари абхазов или абхазские цари. С этого времени начинается второй этап формирования Абхазского царства (760-е гг. – конец X в.), аккматическая фаза в этногенезе абхазов, и как следствие возникновение суперэтноса абхазы, включившего в себя полиэтничное население Западного Закавказья. Анакопия становится первой столицей Абхазского царства. Отсюда Леон II в 806 г. переезжает в основанную им резиденцию в Кутатисе.

В начале Византия, по-видимому, смиряется с активностью абхазских царей в направлении Восточного Закавказья, по-прежнему находившегося под арабами. Но активно формирует альтернативную силу. Она способствует возникновению княжества Тао-Кларджети на подвластной ей территории, которую передает Ашоту Багратиони вместе с титулом куропалата[43]. По замыслу византийской политики Тао-Кларджети (царство с 888 г.) становится главным ее орудием в борьбе против арабов, а также в противовес абхазским царям, проводившим независимую политику. Феодосий II (810/1-836/7) женится на дочери Ашота. Они выступают союзниками в войнах против кахетинского правителя, тифлисского эмира и их союзников. В 822–823 гг., в мятеже полководца Фомы Славянина против императора Михаила II, принимают участие и абазги, что объясняется недружелюбными отношениями Византии и Абхазского царства.[44] Как показало время, реваншистские настроения в империи были сильными. В 840-х гг. в Абхазию дважды были направлены византийские войска, которые не отличились успехом[45]. Немногим ранее посланное в Абазгию морское войско, сильно пострадавшее в шторме, погибло.[46]На этом этапе силовые акции Византии против Абхазского царства оказались провальными, что объясняет причину возникновения антиабхазских коалиций в Восточном Закавказье. К примеру, наследник Ашота куропалата Баграт вступает в союз с арабским полководцем Бугой Турком против абхазского царя Дмитрия II (836/7-8712/2), который уступает им Картли (853).[47]Следующая попытка абхазских царей утвердиться в Картли оказалось успешной: третий сын Леона Георгий I (871/2- 877/8)  захватил Картли и назначил там наместником своего племянника. После смерти бездетного Георгия разразился династический кризис. Вдова царя узурпировала власть[48]. Племянник и наследник престола Баграт бежал в Византию с помощью друзей династии. Там он получил поддержку при дворе императора Василия I (867–886) и спустя несколько лет вернулся в Абхазию с византийским войском, где его ожидали союзники. Благодаря военной помощи императора Льва VI (886-912) Баграт I (888—899) становится царем Абхазии и, возможно, византийским иерархом с определенным титулом, о чем источники умалчивают. Таким образом, при счастливом стечении обстоятельств для империи, спустя более чем сто лет она вернула свое влияние в Абхазии. Ее усилия не были случайными: вассальное княжество Тао-Кларджети становится царством (888) вопреки политики империи. Изменения статус-кво в Закавказье понуждало Византию идти на больший компромисс. Похоже, что теперь Абхазское царство становится стратегическим партнером Византии в Закавказье, о чем свидетельствуют дальнейшие события при наследниках Баграта I - Константине III (899-915/6) и Георгии II (915/6- 959/60). Речь идет о совместных с Константинополем действиях в христианизации Алании,[49]а также подтверждается активной церковной политикой по продвижению халкидонского православия в Восточном Закавказье, которая сталкивалась с противодействиями Армянской церкви, имевшей достаточно прочные позиции в этом регионе. Становится знаковым строительство церквей при Константине III и его сыне Георгии II на завоеванных территориях в Кахетии, Эрети. Иногда церковно-религиозное противоборство выливалось в вооруженные столкновения абхазских и армянских царей. Асохик сообщает, что из Абхазии на берега р. Куры вышло большое войско, а князь абхазов (от имени Георгия II) предъявил ультиматум: «не освящать церковь, (построенную армянским царем Абасом) пока не придет он сам и не освятит по постановлению Халкидонского собора»[50]. Подобные действия, очевидно, поддерживались Константинополем, что знаменует стабильность во взаимоотношениях двух государств, способствовавшую усилению мощи и авторитета Абхазского царства. На этом фоне кажется уязвимым титулование Георгия II эксусиастом и магистром византийской табели о рангах.[51] Уместно мнение, что титул магистра Георгий II принял в расчете на поддержку в борьбе за Абхазский престол, на который небезосновательно претендовал его младший брат Баграт, объявленный соправителем их отцом Константином III. При нем происходит расширение территории царства, реализуется широкая строительная программа, демонстрирующая мощь и уверенность его правителей. В частности, раскопочный материал из резиденции Анакопии показывает углубление экономических связей с Константинополем и византийскими центрами Северного Причерноморья, что может свидетельствовать о сложении единого экономического пространства на севере Византийской ойкумены. На территории Абхазского царства с конца IX в. разворачивается широкая программа по строительству нового типа купольных церквей, основная часть которых приходится на каноническую территорию Себастопольской архиепископии, упоминаемой в списках вплоть до XII в.[52] Появление в IX в. нового для Абхазии крестовокупольного типа церковной постройки свидетельствует о привлечении образца с территории империи, о быстроте внедрения церковной реформы на территории царства, связанной с введением новых литургических правил на территории Византии после иконоборческого цикла в империи (842). Примечательно, что абхазские цари расширяли каноническую территорию Мцхетского каталикосата, расположенную в Восточном Закавказье. Они укрепляли его авторитет и силу в противоборстве с Армянской церковью, опираясь на его иерархов в своей экспансионистской политике.

Трое сыновей великого Георгия II правили попеременно. Леон III (959/60-968/9), Дмитрий III (968/9- 975/6), Феодосий III (975/6-978) оказались бездетными, четвертый их брат Баграт отказался от престола. В итоге происходит очередной династический кризис, завершившейся сменой династии. Наследники Георгия II на престоле, видимо, в меньшей степени придерживались ориентации на Византию, по крайней мере отсутствуют сведения об их причастности к византийской титулатуре.

В годы правления Феодосия Слепого в царстве усилились смуты. Власть его сестры Гурандухт, правившей в Картли от имени абхазского царя, оказалась формальной. На этом фоне показательны переговоры одних группировок с правителем Кахети, а других - с правителем Тао-Кларджети Давидом. Вторая группировка раньше добивается цели. Они продвигают кандидатуру Баграта – сына неуспешной царицы Картли Гурандухт, дабы не ввязаться в межгосударственный конфликт с абхазским царем. Для легитимности дальнейших действий бездетный Давид усыновляет малолетнего Баграта – сына Гурандухт и магистра Гургена[53]и гарантирует ему поддержку при вступлении в должность правителя Картли (975). Его дипломатические усилия оказываются недостаточными. Вступивший в правление малолетний Баграт с матерью и отцом оказывается в заложниках у противной партии, сделавшей ставку на кахов. Давид выступил с войском против кахов, которые вернули заложников и смирились с кандидатурой нового правителя Картли. Спустя три года (978) Баграт II (978-1014) [54] взошел на престол Абхазского царства, скорее всего, с помощью той же группировки. Очевидно, что к династической борьбе в Абхазском царстве, подключаются политические силы Картли и Тао-Кларджети. Несмотря на то, что Баграт являлся внуком абхазского царя Георгия, прямым наследником Абхазского престола он не был. Его продвижение оказалось возможным благодаря компромиссу крупных политических игроков, каждый из которых преследовал свои цели. Надо полагать, что смена династий была принята неоднозначно в домене Абхазских царей. Юноша Баграт для большей легитимности своего восшествия на престол издает манифест под названием «Диван Абхазских царей». Правящая верхушка, формировавшаяся на протяжении 200 лет из ближайших родственников и доверенных лиц династии Леонидов, проиграв внутреннюю борьбу за престол, согласно логике, должна была уйти в оппозицию.

 Третий этап в формировании Абхазского царства (конец X - 1246 гг.). Отмечается Фаза надлома в этногенезе абхазов, а с начала XII в. по 1240-е гг. прослеживается инерционная фаза в этногенезе абхазского суперэтноса.

 Получивший царское достоинство Баграт объединил под своей властью Абхазию и Картли, что произошло впервые еще при Георгии I Леониде. Также он являлся наследником отцовской вотчины и земель приемного отца Давида Куропалата в Тао-Кларджети. Спустя два года абхазский царь Баграт отправляется в Картли, где самолично правила его мать - царица Гурандухт. Там он разбивает оппозиционные силы и увозит мать в Абхазию. Укрепившись на престоле, Баграт направляет свои силы на присоединение земель Тао-Кларджети.[55]  Основными его противниками выступали родственники Багратиды, правившие в соседних полунезависимых княжествах. Он жестоко расправился с непокорной родней, затем подчинил оружием Кахетию и Эрети, наложил дань на правителя Гандзы. После кончины Давида Куропалата (1001) Баграт II (978-1014), считавшийся его приемным сыном, попытался вступить в Тао, но столкнулся с сильной византийской армией, что имело свои причины. Немногим ранее Давид Куропалат, поддержавший восстание Фомы Славянина против императора Василия II (976—1025) оказывается в опале. После победы над врагами император предпочел вновь вести дела с Давидом, принявшим условия победителя. По заключенного договору (989) Давид пожизненно оставался правителем, однако после его смерти Тао-Кларджети отходило к Византии в качестве провинции. «Именно эта договоренность положила начало созданию на этой территории византийской административной единицы – иберийского катопаната и серии войн между Византией и Абхазским царством, владения которых отныне непосредственно соприкасались друг с другом».[56]

Надеясь на уступки со стороны императора, Баграт II вместе с отцом отправился к нему на встречу. Как сообщает Асохик, «Василий, сделав великолепный прием апхазскому царю, пожаловал его в достоинство куропалата, а отца его – (правителя северной части Тао - А.А.) в магистра. И отпустил их в их землю».[57]  Византия не приняла претензии истцов, более того, склонила какими-то обещаниями (?) Баграта II к признанию сюзеренитета Византии. После смерти отца - магистра Гургена (1008) Баграт присоединяет к Абхазскому царству часть Тао, но, скорее всего, в качестве вассала империи.

Баграт II начинает чеканить собственную серебряную монету в традициях арабского дирхема, что определяет географию рынков их обращения. Этим объясняется двуязычие легенды. На одной стороне выбито по кругу на арабском: «Нет божества, кроме Бога единого, нет ему сообщника», в середине в три строки: «Муххамед посланник Бога». А на другой – круговая надпись под точечном ободком по-картлийски: «Христос, возвеличь Баграта, царя абхазов!»[58] Монеты первого чекана, скорее всего, предназначались для презентации власти, однако начало было положено, что отражает возросший политический вес Абхазского царства, его экономические и торговые возможности, значительно расширившиеся после присоединения новых регионов Южного Кавказа.

Смена правящей династии ознаменовала приход к власти новой политической элиты. Анакопия – первая резиденция Абхазских царей в последующем становится оплотом оппозиционных отпрысков династии Багратидов, которые находят поддержку в местной абхазской среде.

Георгий III (1014-1027) - следующий царь на Абхазском престоле проводил акции по захвату крепостей в Тао-Кларджети, на что Василий II отреагировал требованием об их возвращении. Георгий III в категоричной форме отверг претензии императора. Василий в продолжении нескольких лет вел дипломатическую переписку, что усиливало авторитет Георгия в регионе. Когда в 1020 г. умер царь Армении Гачик I и между его сыновьями Иоанном и Ашотом возник спор за престолонаследие, они прибегли к суду Георгия. Георгий разделил их земли и короновал Иоанна, как старшего брата, присвоив себе право наблюдателя за сохранением договора. Однако спокойствие в Армении не наступило, между братьями началась война. Ашот, будучи не в силах удержаться, бежал в Константинополь просить помощи императора. «Этот случай вывел из терпения императора. Василий решил принять меры укрощения Георгия, который не только не хотел добровольно возвратить области, завещанные ему, но распространил свою власть над другими царствами, издавна находившимися под владычеством Греческой империи»[59]. В 1021 году Василий, во главе многочисленной армии, двинулся в Кларджетию. Георгий со своей стороны, собрав значительные силы, стал лагерем против него. Несмотря на переменный успех в начале военной кампании, неурядицам в окружении императора, связанных с изменой его полководцев, Василию II удалось одержать верх и в 1022 г. был заключен мир, по которому Георгий уступил Василию владения Давида Куропалата, отдал заложником сына своего Баграта, который, согласно договору, мог вернуться домой лишь спустя 3 года. В 1027 г. умер Георгий III.  Его вдова царица Мариам запросила сына из Константинополя. В 9 лет Баграт 3 вступил на престол при регентстве матери царицы Мариам, которая поэтапно вернула крепости, отнятые императором Василием.

Баграт III (1027 -1072). «Царь абхазов, ранов и куропалат картлов»; «царь абхазов и картлов… и ранов и кахов и всего Востока великий куропалат»; «царь абхазов, картлов и всего Востока новелисимос». [60]В монетных легендах упоминается: «Христос, возвеличь Баграта, царя абхазов и новелисимоса!» [61] «Христос, возвеличь Баграта, царя абхазов и севастоса!».[62]

Византийский император Константин (1025—1028) отправил войска в Абхазию, но вскоре умер, а его наследник Роман (1028 - 1034) вызвал войска обратно, не желая продолжать войну. Конфликт был исчерпан браком Баграта с племянницей императора Романа, Баграт III признал сюзеренитет империи и был почтен титулом Куропалата. Таким образом около 1032 г. между Абхазией и Византией был восстановлен мир. Но ненадолго. Вскоре скончалась жена Баграта гречанка Елена. Баграт второй раз женился на Борене - дочери аланского царя Дургулеля. Император Роман, опасаясь новой коалиции, поддержал царевича Дмитрия, претендовавшего на Абхазский престол, почтив его титулом магистра. Царевич Дмитрий (сводный старший брат царя Баграта) и его мать Алда находились в Анакопии, которую они сдали византийскому императору в начале 30-х годов XI в.[63]По-видимому часть абхазских феодалов, ориентированная на Византию, поддержала заговор Дмитрия против царя Баграта. В 1044 г. Баграт осадил крепость, затем отправился на восток, поручив осаду эриставу Цхуми Квабулелу Чачас-дзе Отаго. (1045г.).[64]Осада не принесла результатов - в Анакопии к тому времени укрепился византийский гарнизон. А на востоке Баграту в борьбе за Армению, которую он занял бескровно, противостояли объединенные силы византийцев и местных оппозиционных правителей. Магистр Дмитрий, используя военную силу византийцев, предоставленную ему императором Константином (1045), провел ряд успешных сражений против брата. Все же Баграту с трудом удалось стабилизировать ситуацию. В итоге, император Константин Мономах (1042-1055) вернул себе Армению.  Баграт в ходе переговоров признал сюзеренитет империи, а император признал права Баграта на Абхазию. Окончательно противостояние братьев завершилось с кончиной царевича Дмитрия. Анакопия оставалась в руках византийцев более 50-ти лет. На нее не распространялась политическая власть абхазских царей и религиозная власть абхазских патриархов. Она была включена в состав Фемы, с центром в Сотириуполе.[65] Появление в Анакопии византийских чиновников носило мирный характер, так как, в первую очередь, они прибыли сюда по приглашению царственных особ, претендовавших на абхазский престол. С этой ситуацией Баграт III смиряется. Он стремится укрепить свое влияние на Востоке. Вступает в различные коалиции, чтобы устоять против экспансии турок-сельджуков. И после серии ответных операций против них с участием войск аланского царя Дургулеля, он удостаивается пышной титулатуры: «Баграт царь абхазов, Куропалат Востока, Новелиссимус всего Кавказа».[66]

Политический кризис в Византии конца XI в., вызванный ее тяжелым поражением в битве при Манцикерте (1071) [67] предрешил исход византийцев из Анакопии. Немногим ранее наметился процесс сближения между Абхазским царством и империей, вызванный усилением общего врага на Востоке. Кульминацией этого процесса можно считать династический брак, заключенный в 1068 г. Мария – дочь Абхазского царя Баграта III выходит замуж за будущего императора Михаила VII Дуку (1071—1078 гг.), после отстранения которого становится женой следующего императора Никифора Вотаниата. Затем она участвует в заговоре на стороне Алексея Комнина и в самом конце выступает против последнего, стремясь возвести на императорский престол собственного сына.[68]

Георгий IV(1072–1089) «царь абхазов, картвелов, ранов и кахов, шарванша и шаhанша, и Востока и Севера владетель»[69] На монетных легендах величается как «царь абхазов и картлов и Новелиссимос»; «Георгий, царь абхазов и картлов и Севастос»; «царь абхазов, картлов и кесарос».[70] Еще при жизни отца своего носил титул куропалата.

Георгий унаследовал титулатуру отца и сложное положение в царстве. На территории Абхазии происходят враждебные акции кахов, поддерживаемые отдельными феодалами. Они захватывают столицу царства Кутаис и царскую казну, разоряют земли внутренней Абхазии. Вслед за этим последовали набеги турок-сельджуков, опустошивших ранее Картли и другие Восточно-Кавказские области. Георгию пришлось признать себя побежденным. Власть царя ограничивалась пределами внутренней Абхазией со столицей в Кутаиси. Повышение статуса Георгия в византийской иерархии от куропалата до кесароса не соответствовало реальному положению дел в царстве и объяснимо дипломатической поддержкой, которой он был обязан своей сестре - императрице Марии. В 1089 году феодалы свергли непопулярного Георгия и посадили на престол его шестнадцатилетнего сына Давида.

Давид (1089–1125) царь «абхазов и картлов, ранов, кахов и армян»; «царь царей Абхаза, Шаки, Алана и Руса». В монетных легендах: «Давид, царь абхазов, картлов, ранов, кахов и армян»; [71]«Царь царей меч Мессии Давид». [72] Царь Давид, на первых порах, оказался правителем незначительного государства, во враждебном окружении турок-сельджуков, подчинивших все страны Закавказья. Давид вступает в брак с половецкой княжной и приглашает орду в Абхазию. Половецкая конница становится главной ударной силой в обновленной армии.   

Спустя время международное положение меняется в пользу христианских правителей. В процессе беспрерывных более чем тридцатилетних войн Давиду удалось освободить от тюрок большую часть Закавказья, которая вошла в состав Абхазского царства. В канун решающего сражения с турками году на территории собственно Абхазии в 1121 происходили смуты, которые были им своевременно подавлены. В 1122 году Давид взял штурмом Тифлис, являвшийся оплотом мусульманских правителей в Закавказье более 400 лет. После присоединения Ширвана и города Ани с округой, Абхазское царство превратилось в значительную империю, объединившую на какое-то время разноязычные этнополитические образования под самодержавной властью христианского монарха, который наделяется статусным титулом царя царей. С этих пор на монетных чеканах территориальные титулы заменяются на статусные. Абхазское царство выступает в качестве преемницы Византии на востоке, утратившей контроль в этом регионе.

Дмитрий IV (1125–1156). «Царь царей, меч Мессии».[73]Осуществляется эмиссия исключительно медных монет, надписи составлены на арабском с упоминанием имен сельджукских султанов. Возможно, это связано с усилением турков, которые вновь захватили Анийское царство и Ганджу из которой Дмитрий перевез городские ворота в Гелати. Много сил отнимала у Дмитрия борьба с братом Вахтангом и старшим сыном Давидом за престол. Последнему в 1155 году удалось на время овладеть троном. Но Давид умер, не процарствовав и года. Он завещал престол малолетнему сыну Дмитрию, при регентстве брата Георгия, который присвоил власть в царстве, отстранив Дмитрия и его сторонников.

Георгий V (1156–1184) «царь абхазов, картлов, ранов, кахов, шарванша и шаhанша, Востока и Севера владетель»; «абхазов, картлов, ранов, кахов и армян царь царей, шарванша и шаhанша и всего Востока и Запада владетель-самодержец»[74]. Продолжается эмиссия медной монеты с легендой на арабском языке. Однако без упоминания сельджукских султанов. На монетах Георгия упоминаются статусные титулы: «царь царей, меч Мессии»[75] Георгий на время отбил у сельджуков Ани, древнюю столицу Армении Двин, христианскую часть Ширвана, подавил заговор феодалов во главе с племянником Дмитрием. Георгий был женат на осетинской царевне Гурандухт. Он сам короновал свою единственную дочь Тамару и правил с ней затем совместно шесть лет.

Царица Тамара (1184–1213). Унаследовала титул отца: «абхазов, картлов, ранов, кахов и армян царица шарванша и шаhанша и всего Востока и Запада самодержица»[76] В единоличное царствование Тамары на монетных легендах упомянута «царица цариц, величие мира и религии Тамара, дочь Гиоргия, поклонница Мессии».[77]При ней территория государства достигла максимальных размеров и мощи, что характеризует продолжение инерционной фазы в этногенезе абхазского суперэтноса. Царица дважды была замужем: первый раз - за русского князя Юрия Боголюбского (1178), второй - за осетинского царевича Давида Сослана (1193). Пять лет ушло на подавление внутренних смут, еще 20 лет войска под началом царя Давида Сослана вели кровопролитные завоевания окрестных областей и стран, одерживая победы над иранскими, турецкими, армянскими, византийскими феодальными владыками. В 1208 году, после смерти Сослана, Тамара сделала своим соправителем сына Георгия, которому при рождении дали второе имя — Лаша. Это имя, как отмечает летописец, «с языка апсаров переводится как просветитель вселенной».[78]

Георгий VI (Лаша) Сосланид (1213–1222). Унаследовал титул «абхазов, картвелов, ранов, кахов и армян царь, шарванша и шаhанша, и всего Запада и Востока самодержец»[79]. На монетах чеканится: «Царь царей, величие мира и религии, Гиоргий, сын Тамары, меч Мессии»[80]. Георгий много лет потратил на усмирение периодически восстававших Ганджи, Нахичевани, Эрзерума и других центров. Весть о победах Георгия дошла до римского папы Гонория III, который предложил ему участвовать в очередном крестовом походе. Однако в 1220 году у восточных границ царства (империи) появилось 20-тысячнное войско монголов, посланных Чингисханом. Первое сражение монголы выиграли, от второго уклонились.

Георгий перед смертью завещает престол малолетнему сыну Давиду при регенстве сестры Русудан.

 Русудан Сосланид (1222–1245). На монетах представлена как «царица царей и цариц, величие мира, царства и религии, дочь Тамары, поклонница Мессии, да возвеличит Бог победы его».[81]

В 1225 году восточные области «царства были опустошены хорезмийским шахом Джелал-эд-Дином, после Болнисского сражения полностью отторгнувшим эту территорию от западных районов государства. Русудан вынуждена была бежать в Кутаис, где, как сообщает летопись, «призвала все войска свои — абхазов, Дадиано-Бедианов, рачинского воеводу и католикоса Абхазии, и провозгласили (они) царем Давида, сына Русудан, благословили на царство в Кутаиси и возложили ему на голову корону».[82]Произошло это в 1230 году, когда Давиду было пять лет. Коронация «на царство в Кутаиси» сына Русудан и сельджукского принца в обход основного претендента и упоминание в этой связи только «Абхазского католикоса» является показателем начала распада «царства абхазов и картвелов» - суперсистемы, объединившей разнородное население Закавказья.  

В 1243 году Русудан признала верховную власть хана Батыя. Монгольские войска разместились в Восточном Закавказье, Русудан была обязана ежегодно выплачивать 50 тыс. золотых, выставлять войско, а ее сына Давида отправили к великому хану монголов для утверждения на престоле. Царство-империя была разделена монголами на восемь думенов (провинций), в один из которых наряду с собственно Абхазией вошли Мегрелия, Гурия, Аджария и Сванетия (основное ядро Абхазского царства). Интересно, что когда в 1243 году объединенная грузино-монгольская армия Русудан вторглась в Малую Азию, то сопротивление ей оказал Эрзинкский султанат, войско которого возглавлял «прославленный абхазец» Дардын Шервашис-дзе. Судя по всему, представители феодальной верхушки Абхазского воеводства в тот период вышли из повиновения Русудан.

После смерти Русудан монголы утвердили в качестве ее преемников двух царей — двоюродных братьев: Давида Улу, сына Георгия (1245–1270) и Давида Нарин, сына Русудан (1245–1293). Давид-Нарин обосновался в Кутаисе, а Улу-Давид в подчинении у хана укрепился в Тифлисе.

Давид Нарин (1245-1293). В грамоте, рассчитанной на подданных, упоминается «Давид Багратуниан, сын Русудан, божьей милостью абхазов, картлов, ранов, кахов и сомехов царь, ширваншах и шаханшах и всей Грузии и севера повелитель».[83] Монетная же легенда отражает подчинение царя монгольскому каану: «Силою Бога власти Гуюк-каана слуга, Давид царь».[84]

Давид Улу (1245–1270). Монетная легенда на серебряных диргемах, чекан которых контролировала монгольская администрация, гласит: «Силою Бога, счастьем падишаха вселенной Менгу-каана …, царь Давид, сын Гиоргия Багратида…»[85]. На меди, рассчитанной на внутренний оборот значится: «царь царей, сын Гиоргия, меч Миссии»[86]. Оставил приемником малолетнего сына Дмитрия.

Невозможно обойти вниманием, что оба Давида для легитимности владения Абхазским престолом презентуют себя в качестве Багратидов, что является искажением их истинной генеалогии. Давид Улу, незаконорожденный сын Георгия Сосланида выбирает родовое имя бабки, так же поступает Давид Нарин – сын Русудан Сосланид и сельджукского принца. С одной стороны, оба правителя стремятся сохранить за собой титулатуру «царя царей», а с другой – получить санкцию на правление и чекан монет от монгольских правителей Закавказья. При этом важно отметить, что границы восточной части царства (Карталинии) были размыты. Пределы распространения власти двух царей, их суверенность зависели от внутренней стабильности в империи. Важный момент политического распада Абхазского царства зафиксировал армянский историк Хетум (ХIII в.) в своем труде «История монголов».

 «Это царство, - писал Хетум, - разделяется на две части. Одна часть называется Грузия (Иверия – испр. А.А., а другая — Апвас (Абхазия). Там всего было два царя, один из которых, т. е. грузинский царь (иверский – исправ. А.А.), подчиняется самодержцу Азии, а абхазский царь силен народами и неприступными твердынями, поэтому ни самодержец Азии, ни монголы не могли взять его под свое иго…».

В Тифлисе, как и в других крупных центрах Закавказья чеканится в основном ханская монета. В конце XIII в., вновь на короткое время возрождается чеканка национальной монеты. «Этот период начинается чеканкой фельсов царя Дмитрия, сына Давида Улу, относимый к 70-80 гг. XIII в. Оканчивается, для серебра, реформой Газана-Махмуда (около 699 г. хиджры), а для меди – фельсами Вахтанга III, битыми при Олдженту султане, в первых годах XIV столетия».[87]

С 1245 г. по 60-е гг. XV в. вмещается период полного распада Абхазского царства. Данный процесс происходил на фоне внутриполитической борьбы в монгольской империи. В различных источниках, дипломатических документах упоминается традиционное название для западной части страны - Абхазия. В тоже время в картвелоязычных источниках в качестве синонима ей встречается географическое наименование «Имерети». Церковная организация по-прежнему представлена Абхазским каталикосатом, размещенным в Гелати, вблизи царского двора. В это же время на территории Абхазского каталикосата по-прежнему остается главенствующим кафедральный храм в Пицунде, где осуществляется рукоположение предстоятелей церкви.

Восточная часть царства с центром в Тифлисе именуется Карталинией, Иверией, Георгией. Здесь политические процессы контролируются ханской администрацией.

Дальнейшее дробление царства на крупные феодальные владения, и постоянная междоусобная война между ними знаменует фазу обскурации в этногенезе абхазской суперсистемы. Фаза надлома, пережитая этносом в XI в., была снивелирована политическими успехами XII, нач. XIII вв.., которые имеют свое объяснение. В основе трансформации царства в империю лежало множество причин, одна из которых – более высокая пассионарность населения царства и ее правителей, в отличие от существовавших по соседству этнополитических систем Закавказья. При этом главный соперник – Византия – была вытеснена из региона турками-сельджуками еще в конце XI в. Армянские царства и княжества, длительное время соперничавшие с Абхазским царством за приграничные территории оказались неспособными противостоять притязаниям Византии, мусульманских и монгольских правителей. Похоже, что идея независимого существования для армянской аристократии была заменена на поиски удобного покровителя, и неслучайно, что ими на время оказались единоверные Абхазские цари. Однако приход монголов ознаменовал переформатирование международных отношений в мировом масштабе. Большая часть политических систем Евразии была уничтожена либо подчинена власти монгольского каана, а затем других могущественных правителей Азии, возникших после распада их империи. Завоеванные территории они делили не по этническому принципу, а по географическим рубежам, для удобства функционирования их административной системы.

В 1386—1403 гг. Закавказье пережило восемь вторжений Тамерлана, что привело к окончательному распаду царства к 1460-м гг. на независимые друг от друга Картлийское царство, Кахетинское царство, Имерети и Самцхе-Джавахети. Церковным институтом царства Имерети по-прежнему оставался Абхазский каталикосат. В это же время от Имеретинского царства отложились княжества Одиши, Абхазия, Гурия, Сванетия.

С 15 в. начинается новый этап в развитии государственности абхазского этноса.

Краткие выводы

Династия Леонидов, сформировавшаяся на втором этапе сложения Абхазского царства, с центром в Анакопии, проявляла бесподобный напор в продвижении своей идеологии за пределы этнических и политических границ царства, в связи с чем политические границы царства условны. Их поступательное продвижение на восток сталкивалось с интересами региональных политических сил, с которыми абхазские цари вступали в союзы, либо враждовали. Они опирались на собственную военно-административную и религиозную системы, использовали ослабление противников, либо входили в вынужденные союзы с превосходящими силами, чтобы переждать неблагоприятную ситуацию. Первым историческим деятелем в этой последовательности следует признать архонта Леона, чьи идеи поступательно реализовывались Леоном II и его наследниками на абхазском престоле, правившими более 210 лет.

Перенос центра принятия политических решений в Кутатис, позже в Тифлис создал предпосылки для упадка Анакопии - домена Леонидов. Сменившие их цари Абхазии из рода Багратидов (Багратуни) продолжили политику предшественников, направленную на расширение территории царства за счет картвельских и армянских земель, находившихся в подчинении у византийцев и арабов. При этом основным для них остается титул царя абхазов, дополняемый перечнем народов, оказывавшихся под их самодержавным правлением в соответствии с последовательностью присоединения новых этнономенклатур к царству. Объединенные в рамках одного государства этнические единицы в дипломатической переписке называются абхазами, в соответствии с названием страны Абхазия. Суперэтнос абхазы формировался на основе единого вероисповедания - православного христианства, что для средневекового времени являлось главной государственной идеей. Внутри государства сохранялись крупные анклавы населения мусульманского и иудейского вероисповедания, однако в управлении государством они не участвовали, либо становились ренегатами. В стране сосуществовали две церковные организации: Абхазский и Мцхетский каталикосаты, управлявшие церковными общинами в пределах традиционных границ, проходивших по Лихскому хребту, что уже характеризует страну в качестве малой империи. При этом этническое происхождение подданных играло второстепенную роль, что характерно для большинства средневековых монархий. Данный постулат не может отрицать возникновение межэтнических противоречий, которые в эпоху феодализма выглядели как противоборство за расширение земельных наделов, соперничество в домогательстве должностей и субсидий, внутрицерковные споры. Династические браки дома Леонидов формировали тесные связи с домом Багратидов, отпрыски которого правили в Восточном Закавказье. С восшествием на престол Баграта Багратида династические браки заключались преимущественно с армянскими и аланскими царевнами. В первом случае, как и прежде, это объясняется стремлением к овладению армянскими государственными образованиями, во-втором, учитывает возросшее значение военного потенциала аланского государства, который мог оказаться решающим в постоянных военных кампаниях на территории Закавказья.  Ярко выраженная восточная политика абхазских царей приводила к увеличению территории и численности населения за счет, в основном, картвелов, кахов и армян, которые в отличие от населения Западного Закавказья, формировавшегося на протяжении длительного контакта с Римско-Византийской культурной идентичностью, формировались на историко-культурных традициях Ирана, Арабского халифата, в общем, восточного мира. Надо полагать, что межэтнические противоречия возникали из разного мировоззрения населения Западного и Восточного Закавказья. Однако, твердая самодержавная власть на втором и третьем этапах формирования Абхазского царства, нивелировала их с разным успехом. Показательно, что на втором этапе наиболее уязвимой власть абхазского царя оказывалась в Картли и Кахетии. На третьем этапе, после включения в состав царства большинства земель Тао и Кахетии, основные угрозы начинают исходить из Западной части царства, что показывает как различие в состоянии государствообразующих этносов, так и то, что в государстве начинает доминировать восточная культурная традиция. На этом этапе картлийская письменная культура охватывает церковную и деловую переписку в стране.

Раскол в среде правящей элиты Абхазского царства, не имевший кровавых последствий в конце X века, сказался на событиях первой половины XI века. Не случайно царевна Алда скрывается в Анакопии, где проводит остаток своей жизни, а ее сын Дмитрий отправляется в Константинополь, где получает титул магистра как его именитый прапрадед Георгий II и войско, как Баграт I, для того чтобы взойти на Абхазский престол. В свою очередь, для того, чтобы ослабить оппозиционный блок, Абхазский царь Баграт III вторично женится на Борене - сестре правителя Алании Дургулеля, который не раз приходил со своим войском на помощь зятю. При этом Анакопия остается ставкой оппозиционных сил, используется Византией в своих политических целях. Утрата Византией контроля над обширными территориями Востока с конца XIв., выдвижение на лидирующие позиции турков-сельджуков, сменивших арабское влияние и далее распад их государства на части, движение крестоносцев на Востоке являлись внешним фоном, на котором проявляется инерционное развитие абхазской суперсистемы. При этом отмечается заимствование, либо перенос пассионарности из западной в восточную часть царства. Было бы неверным трактовать взаимоотношения христианских и мусульманских владык региона как исключительно антагонистичные.  Зачастую в регионе правил компромисс, что обеспечивало стабильность, взаимное признание династических прав и чекана монет, имевших обращение в регионе.

Военные поражения, частичная утрата суверенитета абхазскими царями (при Баграте IV, Георгии V, Дмитрии IV) не стали катастрофой для государства, так как внутренний потенциал суперсистемы оказывался достаточно прочным. Крепкое ядро государства, состоявшее из служилой и военной знати, поддерживает заботу об интересах государства. Это проявляется и в смене правителей на престоле, и в подборе династических связей, рассчитанных на укрепление позиций царства. Очередной династический кризис, приведший к противостоянию Георгия V с племянником Дмитрием, закончился поражением последнего, после чего в государстве начинает править женщина (царица Тамара). С ее вторым браком в Абхазском царстве начинает править династия Сосланидов, сменившая Багратидов, находившихся у власти около 235 лет. Однако Сосланиды, также как их предшественники Багратиды, являлись наследниками царства Леонидов, создавших Абхазское царство, основавших столицу в Кутаиси, создавших Абхазский каталикосат, атрибуты власти и титулатуру, доктрину внутренней и внешней политики.

Сосланиды правили 32 г. Абхазским царством до его распада на 2 части. В последующем, отпрыски династии балансируют между молотом и наковальней, пытаясь сохранить за собой какие-то части некогда обширной страны, но в итоге оказываются участниками процесса дальнейшего его распада. От некогда могучего Абхазского царства-империи остается далекая память, так и не восстановленная в полной мере для ныне живущих поколений.

Краткая справка о дальнейшей политической судьбе Абхазии

Абхазское княжество, управлявшееся владетельными князьями Шервашидзе, оказалось в условиях бесконечных междоусобных войн, становившихся чуть ли не единственным образом жизни для Западного Закавказья. Позднесредневековая (ХIV-ХVIII века) история Абхазского княжества представляет собой летопись отчаянной борьбы его администрации и народа за сохранение независимости от мегрельских и имеретинских правителей, неоднократно терпевших здесь поражения и встававших перед необходимостью обращаться к картлийским царям за помощью в подавлении абхазов. Территория, контролировавшаяся абхазскими князьями, то сужалась, то вновь расширялась. Междоусобные войны приводили к демографическому и экономическому упадку некогда процветавших городов и поселений. Для местного населения феодальные войны становились непосильным бременем. Главный источник благосостояния края: земледелие, ремесла и торговля замирали. Во-первых, за прошедшие века нагрузка на ландшафт оказалась катастрофичной. Очевидно, что земельный и лесной фонды были истощены, как следствие, происходило изменение климата, земледелие становилось неурожайным. Во-вторых, ранее избыток абхазского населения (наиболее энергичная его часть) был востребован в различных государственных структурах (бюрократический и военный аппарат), а также использовался при формировании военно-пограничных поселений на вновь обретаемых землях, а в последующем, в условиях сужения суверенитета, дезинтеграции, разрушения политических и экономических связей потребности для большинства населения сводились к борьбе за физическое выживание. На этом неблагоприятном фоне становится понятным стремление абхазского населения найти новые земельные ресурсы. Многочисленными общинами абхазы переселяются на сопредельные земли Северного Кавказа, опустошенные походами Тамерлана против аланского населения. С этого времени прослеживается формирование абхазских общин на Северном Кавказе, для которых там начинается новая этническая история.

В прибрежных пунктах Абхазского княжества с XIII в. размещаются торговые пункты генуэзцев – морских партнеров монгольской администрации, работорговля становится главной их торговой статьей. Наиболее энергичное население страны все чаще оказывается на чужбине, в качестве наемников в войсках мамлюкских султанов либо рабов в Средиземноморских странах, часть из них добивается высокого положения на чужбине. Одним словом, изменение геополитической ситуации в Евразии сказалось негативно на судьбе абхазского и других соседних этносов, доживших до преклонного возраста. Остаточная энергия этноса активно вымывалась, что, в итоге, превращало абхазов в этноландшафтный этнос, с вполне устоявшейся внутренней системой неписаных правил и законов.  Разрушительные события, коснувшиеся традиционных политических систем, в это же время оказываются благоприятным фоном для этногенеза черкесов, который становится заметным с XIII в. Следует полагать, что абхазские общины садзов-джиков были активно вовлечены в этот процесс. Этническое давление с востока и запада приводило к сужению суверенитета Абхазских владетельных князей, которые с переменным успехом управляют Абхазией до 1864 г.

Этот период в этногенезе абхазов мы связываем с мемориальной фазой, знаменующей завершение процесса эволюции этноса. Она подразделяется на стадию регенерации (попытку восстановления этноса) и реликта. «Часто наблюдается такое явление, как этническая регенерация, т.е. восстановление структуры этноса после потрясений, причем спасители отечества при этом проявляют пассионарность, сходную с той, которой обладали основатели [этноса], и неизмеримо большую, чем была у их законных предков».[89] При этом «каждая регенерация этноса влечет сдвиг культурного развития, но лишь в пределах своей системы, благодаря чему этнос продлевает срок интенсивной творческой жизни, а не бескрылого существования»,[90]считает автор теории пассионарности Л. Н. Гумилев.

Частичному восстановлению пассионарности для абхазского этноса способствовали устойчивые контакты с иноземцами в лице генуэзцев, турков и других народов в прибрежных пунктах Абхазии, семейно-родовые связи высшего сословия Абхазского княжества с представителями соседних аристократических родов. Межэтнические связи были обыденным явлением в контактных зонах по периметру границ расселения абхазов. Географическое расположение абхазского этноса на этот раз оказалось благоприятным для регенерации пассионарности, в целях восстановления этнической системы, в идеологии которой красной линией проходила идея сохранения независимости, как необходимого фактора для самосохранения этноса (борьба за внутренний суверенитет).

Неполный список князей из рода Шервашидзе (Чачас-дзе; Шервашис-дзе; Шарасия, Чачба)

 

КУАБУЛЕЛ (1045-?)

ДОТАГОД (XII в.)

СОЛОМОН (XIII в.)

ДАРДЫН (XIII в.)

БАНА (XV в.)

РАБИА (XV в.)

ПУТО (XVI в.)

БЕСЛАКВА (XVII в.)

СОЛОМОН (XVII в.)

СЕТЕМАН (XVII в.)

СУСТАР (XVII в.)

ШАРАХ (XVII в.)

ЗЕГНАК (XVII-XVIII в.)

РАСТАМ (XVIII в.)

ДЖИГЕШЬ (XVIII в.)

 

КУАП (XVIII в.)

МАНЧА (XVIII в.)

ШАРУАН (XVIII в.)

ЗУРАБ (XVIII в.)

МАРЗАКАН (XVIII в.)

ЛЕВАН (XVIII в.)

ХУТУНИА (XVIII в.)

КЕЛЕШБЕЙ (XVIII-XIX в.)

АСЛАНБЕЙ (XIX в.)

САФАРБЕЙ (XIX в.)

ОМАРБЕЙ (XIX в.)

БАКИРБЕЙ (XIX в.)

МАНЧА (XIX в.)

АЛИБЕЙ (XIX в.)

ХАМУТБЕЙ (XIX в.)


Со второй половины XVII в. абхазские князья ведут успешную борьбу по возвращению восточных территорий и в течение одного столетия выходят к реке Ингур, по которой и устанавливается восточная граница Абхазского княжества, разделяющая его с Мингрелией.

Наиболее яркой политической фигурой XVIII в. признан владетельный князь Келешбей Шервашидзе (Чачба) (1780—1808). На первом этапе своей деятельности Келешбей пользовался военно-политической поддержкой Турции, под протекторатом которой находилась Абхазия. В период расцвета этих отношений владетель построил в Сухуме 70-пушечный корабль и подарил его султану. Однако Келешбей, как и его отец, владетель Манча (Манучар), высланный султаном в середине XVIII в. в Турцию вместе с братьями Ширваном и Зурабом, стремился к полной свободе Абхазии. В течение трёх десятилетий он проводил более-менее самостоятельную политику, лавируя между интересами Турции и России. Келешбей подчинил себе феодальную знать Абхазии, опираясь на мелкое дворянство и «чистых» крестьян (анхаю цкя), каждый из которых был вооружён ружьём, шашкой и пистолетом. Его гвардия состояла из 500 ратников. В случае военной угрозы Келешбей в короткое время мог выставить хорошо вооружённое 25-тысячное войско. В войсках были артиллерия, конница и сильный флот. До 600 военных галер владетеля крейсировали вдоль Черноморского побережья на всём протяжении от Батума до Анапы, причём комендантами крепостей Поти и Батум были его племянники-однофамильцы, ставленники Оттоманской Порты. Царские власти России, подстрекаемые правительницей Мегрелии Ниной Дадиани, стремились устранить Келешбея и, воспользовавшись перемирием с Турцией, поставить во главе Абхазского княжества одного из его сыновей - Сефербея, который не обладал правом наследования, но являлся зятем Дадиани. С другой стороны, турецкие власти перестали доверять Келешбею и искали способы его устранения. В результате заговора Келешбей был убит в своей резиденции в крепости Сухум-кале.

В 1810 году Георгий (Сефербей) Шервашидзе (Чачба) формально возглавил княжество как суверенный владетель. Он получает грамоту от Александра I о принятии Абхазии в состав Российской империи. Его особу от посягательств собственных подданных охраняли русские штыки.

В 1821 году Сефербей умер и владетелем стал его старший сын Дмитрий, который вскоре был отравлен.

В 1823 году владетельным князем Абхазии в возрасте 15-лет был объявлен брат Дмитрия – Михаил. Он вернулся в Абхазию под охраной двух рот русского егерского полка под командой капитана Морачевского (около 400 чел.). До 1824 года был осажден абхазами в своей резиденции Соуксу.

 В 1824 году при поддержке русского отряда в 800 человек под командованием генерал-майора князя П. Д. Горчакова смог прорвать осаду и приступить к обязанностям владетеля Абхазии.

В 1864 году – по окончанию Русско-Кавказской войны, Абхазское княжество было упразднено. Западная Абхазия до Гагры была включена в состав Черноморской губернии, восточная часть была введена в состав Кутаисской губернии. Бывший владетель Михаил Шервашидзе (Чачба) был сослан в Воронеж, где скончался в 1866 г. На фоне ликвидации абхазской государственности и имперских реформ, в этом же 1866 г. в Абхазии вспыхнуло народное восстание, которое было подавлено к 1867 г. Жестокими действиями царской администрации была спровоцирована новая волна выселения из Абхазии (около 20000 чел.)

По окончании Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг., подавляющая часть абхазского населения была выселена в пределы Османской империи (до 50000 чел.). Абхазы были объявлены виновными, тайно возвращавшимся на родину изгнанникам запрещалось селиться в прибрежной полосе и на родных местах, они были лишены всяких гражданских прав. Часть населения была определена в Гудаутский отдел, другая в Абжуйский. Остальная территория активно заселялась колонистами из-за пределов Абхазии.

В 1907 году Ф. Столыпин отменил «виновность» абхазов, в результате чего они были уравнены в правах с другими народами империи.

После распада Российской империи Абхазия вошла в Союз объединенных горцев Кавказа и Юго-Восточный Союз. 8 ноября 1917 г. на съезде в Сухуме был избран парламент – Абхазский Народный Совет, который принял Конституцию и Декларацию абхазского народа. 11 мая 1918 г. на Батумской международной мирной конференции была провозглашена «Горская республика» (Северо-Кавказская республика). В эту федерацию вместе с Дагестаном, Чечней, Осетией, Кабардой вошла и Абхазия. Тем самым была восстановлена Абхазская государственность, утерянная в июне 1864 г. Однако в июне 1918 г., в нарушение всех договоренностей, войска только что провозглашенной Демократической республики Грузия (26 мая 1918 г.) при прямой военной поддержке императорской Германии оккупировали территорию Абхазии. 

4 марта 1921 году Абхазия становится самостоятельной Советской Республикой – CCР Абхазия.

В декабре 1921 г. Абхазию принуждают заключить союзный договор с Грузией и делегировать последней часть полномочий

1апреля 1925 г. III Всеабхазский съезд Советов принял первую Конституция ССР Абхазия.

В 1931 г. в обстановке политического давления, Абхазию принуждают “добровольно” войти в состав Грузинской ССР на правах автономной республики.

1936-1938г. г. репрессировано руководство Абхазии, цвет нарождавшейся интеллигенции.

Летом 1992 года усилились разногласия между Абхазией и грузинским руководством главным образом по конституционному вопросу: в ответ на решение Верховного Совета Грузии о возврате к конституции Грузии 1921 года Верховный Совет Абхазии объявил о восстановлении действия Конституции (Основного Закона) ССР Абхазия 1925 года, содержавшей указание на договорные отношения Абхазии и Грузии.

В результате распада СССР в 1992 г. становится независимой Республикой Абхазией, после победы в войне 1992-1993г.г. де-факто независимое от Грузии государство.

С 2008 г. признанное несколькими государствами независимое демократическое государство – Республика Абхазия (президентско-парламентская республика).[91]

 

Источники и литература:

1.      Агафий. О царствовании Юстиниана / перевод М.В. Левченко / Изд-во Академии наук СССР, Москва, 1953. 232 с.

2.      Аджинджал Е.К. О титулатуре Абхазских царей. Сухум. 2014.

3.      Амичба Г.А. Абхазия и абхазы грузинских повествовательных источников. (ДАЦ Диван абх. Царей; ЖДВГ жизнь и деяния Вахтанга Горгасала; ЛГ летопись Картли; ИГ история Грузии В. Багратиони). Тбилиси: Мицниереба, 1988.

4.      Аргун А. В. К вопросу формирования раннесредневекового Абхазского царства в VII -VIII вв. // НМК №3 (95). Южный Федеральный Университет (Ростов на Дону), 2018. С. 60-67.

5.      Аргун А.В. Современное состояние абхазского общества как признак этногенеза.

6.      Арриан Флавий. Путешествие по берегам Черного моря. Тбилиси: изд. АН ГССР, 1961.

7.      Баладзори, Книга завоевания стран, изд. II Жузе, Баку, 1927 г.

8.      Бгажба О. Х., Лакоба С. З. История Абхазии с древнейших времен до наших дней. М., 2007.

9.      Васильев А. А., Грушевой А. Г. История Византийской империи: Время до Крестовых походов (до 1081 г.)  Алетейя. 2000.

10.  Вахушти Багратиони. История царства грузинского. – Тбилиси: Мицниереба, 1976.

11.  Виноградов А. Ю. Византийская политика в Восточном Причерноморье (вторая половина VII – первая половина X в.)// Древности Западного Кавказа. – Краснодар: Государственное бюджетное учреждение культуры Краснодарский государственный историко-археологический музей заповедник, 2013. С 156 – 176.

12.  Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII – X в. – Москва: «Индрик», 2015.

13.  Всеобщая история Степаноса Таронского Асохика. М.1864.

14.  Грузинские документы IX–XV вв. в собрании Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР (пер. и комм. С. С. Какабадзе). – Москва, «Наука», 1982.

15.  Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Астрель.2010.

16.  Гунба М. М. Абхазия в первом тысячилетии. Социально-экономические и политические отношения. Сухуми, 1989.

17.  Жузе П. Грузия в XVII столетии по изображению Патриарха Макария // Православный Собеседник. 1905, Часть 1. Казань. 1905. С.117-118.

18.  Зосима. Новая история / Пер., комм., указ. Н.Н. Болгова / Белгород: Издательство Белгородского государственного университета, 2010. 344 с.

19.  Иеромонах Дорофей (Дбар). Краткий очерк истории Абхазской Православной Церкви. Новый афон, 2005.

20.  Картлис Цховреба. Т1. / Грузинский текст подготовил к изданию по всем рукописям С. Г. Каухчишвили. Тб., 1955.

21.  Леквинадзе В. А. Вислая печать Константина Абазгского // Сообщения АН, Т. XXV-В. Тбилиси, 1968. С.403-404.

22.  Летопись Картли/ Пер., введ. И примеч. Г.В.Цулая. Тбилиси, 1982.

23.  Летопись Феофана Византийца / перевод В.И. Оболенского и Ф.А. Терновского. М., 1884.

24.  Меликишвили Г.А. Политическое объединение феодальной Грузии и некоторые вопросы развития феодальных отношений в Грузии. Тбилиси: Мицниереба, 1973.

25.  Новосельцев А.П., Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа, М.: Наука, 1990. 266 с.

26.  Пахомов Е. А. Монеты Грузии. – Тбилиси, «Мецниереба».

27.  Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. Тексты. Перевод. Комментарий. М. 2011.

28.  Продолжатель Феофана. Жизнеописание византийских царей// Перевод Я.Н. Любарского. СПБ., 2009.

29.  Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках (пер. С. П. Кондратьева); его же: Война с персами. Война с вандалами. Тайная история (вст. ст., пер., комм. А. А. Чекаловой). М., 1996.

30.  Страбон. География в 17 книгах / Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994. Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского под общей редакцией проф. С. Л. Утченко.

31.  Тодуа Т. Крепости Митридата VI Евпатора в Колхиде // ВДИ. 1988, № 1. с.139-146.    

32.  Феофан Византиец (Исповедник). Летопись / Перевод греческого В. И. Оболенского и Ф. А. Терновского с предисловием О. М. Бодянского. М.: Московский университет, 1884.

33.  Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья IV-VII вв. М., Наука. 2002.

34.  Цулая Г.В., Иванов С.А. Мученичество Орснтия и его братьев //СДПИС. Т. II (VII-IХ вв.)/Отв. рсд. Г. Г. Литаврин. Сост. С.А. Иванов. Г.Г. Литаврнн, В.К. Ронин, М.. 1995.

35.  Чачхалия Д. К. Абхазское царство. Эпоха Баграта II. 978-1014 гг. Москва: Аква-Абаза, 2019.

36.  Чачхалиа Д. К. Хроника абхазских царей. М., 2000.

37.  Чачхалиа Д. Кь. Аԥсуа ԥсҳацәа рҭоурых. Москва: АКВА–Абаза, 2020.

38.  Яйленко В. П. Династическая история Боспора от Митридата Евпатора до Котиса I // Эпиграфические памятники и языки древней Анатолии, Кипра и античного Северного Причерноморья. М., 1990.

39.  Constantine Porphyrogenitus. De ceremoniie sulаe Bysantinse. V.1. Bonnae1829.

40.  Devreesse R. La lettre d'Anastase l'Apocrisiaire sur la mort de S. Maxime le Confesseur et de ses compagnons d'exil: Tcxt grec inédit // AB. 1955. LXXIII. P. 5-16 (греч. и лат. текст c. 10-16, коммент.: c. 5-10).

41.  Devreesse R. Le texte grec de l'Hypomncsticuin de Théodore Spoudéc: Ix supplice, l'exil et la mort des victimes illustres du Monothélismе // AB. 1935. 53.

42.  Dеvreesse R. La Vie de S. Maxime le Confesseur et ses recensions // AB. 1928.46. Darruzés J. Notiliae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae: Texte critique, introduction et notes. Paris. 1981 (La géographie ecclésiastique de l'Empire Byzantin. XVI).

43.  Josephi Genesii regum libri qusttuor // Corpus Fontium Historise Bysantinse/consilio societatie internationalie studiis Byzantinis provehendis dtstinates edit.). VoL XIV. - Seriee Berlinensis, 1978. His.33.

44.  Gaius Plinius Secundus. Naturalis Historia. VI, 15; 16. http://annales.info/ant_lit/plinius/index.htm

45.  Nicolaus Mysticus. Letters/Ed. R.J.H. Jenkins and L. G. Westerink (CFHB; 6). Washington, D.C., 1973.

46.  Notitia dignitatum in partibus Orientis (I – XX) V saeculum p.C.n. https://la.wikisource.org/wiki/Notitia_dignitatum_partibus_orientis_-_I_XX

47.  Novellae Constitutiones (на латинском языке) http://webu2.upmf.grenoble.fr/DroitRomain/Corpus/Novellae.htm

48.  Suet. Nero. 18; Tac. Hist. III. 47; SUA. Vit. Aurel. XXI. 11; Eutrop. VII. 14; Aur. Vict. V. 2; Episl. V. 4; CIL. III. 6818; Remy B. L'évolution administrative de l'Anatolie aux trois premiers siècles de notre ère. Lyon. 1986.

 

 



[1] Тодуа Т. Крепости Митридата VI Евпатора в Колхиде // ВДИ. 1988, № 1. с.139-146. С140.

[2] Страбон. География в 17 книгах / Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994. Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского под общей редакцией проф. С. Л. Утченко. XI, гл. 2, 18.  Далее Страбон.

[3] Яйленко В. П. Династическая история Боспора от Митридата Евпатора до Котиса I // Эпиграфические памятники и языки древней Анатолии, Кипра и античного Северного Причерноморья. М., 1990. С.135.

[4] Страбон XI, гл. 2, 12.

[5] Gaius Plinius Secundus. Naturalis Historia. VI, 15; 16. http://annales.info/ant_lit/plinius/index.htm

[6] Страбон XI, гл. 2, 13.

[7] Suet. Nero. 18; Tac. Hist. III. 47; SUA. Vit. Aurel. XXI. 11; Eutrop. VII. 14; Aur. Vict. V. 2; Episl. V. 4; CIL. III. 6818; Remy B. L'évolution administrative de l'Anatolie aux trois premiers siècles de notre ère. Lyon. 1986. P. 43.

[8] Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. Тексты. Перевод. Комментарий. М. 2011. С.49.

[9] Арриан Флавий. Путешествие по берегам Черного моря. Тбилиси: изд. АН ГССР, 1961, С. 43.

[10] Там же.

[11]Согласно теории пассионарности Л.Н. Гумилева

[12] Определение фаз этногенеза дается по теории пассионарности Л.Н. Гумилева.

[13] Зосима. Новая история / Пер., комм., указ. Н.Н. Болгова / Белгород: Издательство Белгородского государственного университета, 2010. 344 с./ гл.1.32.-33.

[14] Проникновение готов на Крымский полуостров привело к полному забвению в III в. римского присутствия в Северном Причерноморье.

[15] Цулая Г.В., Иванов С.А. Мученичество Орснтия и его братьев //СДПИС. Т. II (VII-IХ вв.)/Отв. рсд. Г. Г. Литаврин. Сост. С.А. Иванов. Г.Г. Литаврнн, В.К. Ронин, М.. 1995. С. 514-517.

[16] Notitia dignitatum in partibus Orientis (I – XX) V saeculum p.C.n. https://la.wikisource.org/wiki/Notitia_dignitatum_partibus_orientis_-_I_XX

[17] Епископ Питиунта Стратофил участвовал в Никейском соборе 325 г.

[18] Иеромонах Дорофей (Дбар). Краткий очерк истории Абхазской Православной Церкви. Новый афон 2005. С.4-5.

[19], История войн римлян с персами, Прокопий из Кесарии. война с готами, М. 1950С.400-404

[20] Агафий. О царствовании Юстиниана / перевод М.В. Левченко / Изд-во Академии наук СССР, Москва, 1953. 232 с. С.87

[21] Иеромонах Дорофей (Дбар). Краткий очерк истории Абхазской Православной Церкви. Новый афон, 2005. С.6.

[22] Novellae Constitutiones. http://webu2.upmf.grenoble.fr/DroitRomain/Corpus/Novellae.htm

[23] Летопись Феофана Византийца / перевод В.И. Оболенского и Ф.А. Терновского. М., 1884. С.197.

[24] Амичба Г. А. Абхазия и абхазы в средневековых грузинских повествовательных источниках. – Тбилиси: Мицниереба, 1988. (ДАЦ Диван абх. Царей; ЖДВГ жизнь и деяния Вахтанга Горгасала; ЛГ летопись Картли; ИГ история Грузии В. Багратиони). С.22.

[25] Devreesse R. La lettre d'Anastase l'Apocrisiaire sur la mort de S. Maxime le Confesseur et de ses compagnons d'exil: Tcxt grec inédit // AB. 1955. LXXIII. P. 5-16 (греч. и лат. текст c. 10-16, коммент.: c. 5-10).

[26] Devreesse R. Le texte grec de l'Hypomncsticuin de Théodore Spoudéc: Ix supplice, l'exil et la mort des victimes illustres du Monothélismе // AB. 1935. 53. P. 49-80 (текст: C. 66-80. Коммент.: c. 49-66).

Dеvreesse R. La Vie de S. Maxime le Confesseur et ses recensions // AB. 1928.46. P. 5-49.

[27] Баладзори, Книга завоевания стран, изд. II Жузе, Баку, 1927 г.

[28] Darruzés J. Notiliae episcopatuum ecclesiae Constantinopolitanae: Texte critique, introduction et notes. Paris. 1981 (La géographie ecclésiastique de l'Empire Byzantin. XVI) далее - Damnés. 1981).

[29] Виноградов А. Ю. Византийская политика в Восточном Причерноморье (вторая половина VII – первая половина X в.)// Древности Западного Кавказа. – Краснодар: Государственное бюджетное учреждение культуры Краснодарский государственный историко-археологический музей заповедник, 2013. С 156 – 176.

[31] Леквинадзе В. А. Вислая печать Константина Абазгского // Сообщения АН, Т. XXV-В. Тбилиси, 1968. С.403-404.

 

[32] Амичба Г. А. Абхазия и абхазы в средневековых грузинских повествовательных источниках. – Тбилиси: Мицниереба, 1988. (ДАЦ Диван абх. Царей; ЖДВГ жизнь и деяния Вахтанга Горгасала; ЛГ летопись Картли; ИГ история Грузии В. Багратиони). С.57.

[33] Новосельцев А.П., Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа, М.: Наука, 1990. 266 с.

[34] Амичба Г. А. Абхазия и абхазы в средневековых грузинских повествовательных источниках. – Тбилиси: Мицниереба, 1988. (ДАЦ Диван абх. Царей; ЖДВГ жизнь и деяния Вахтанга Горгасала; ЛГ летопись Картли; ИГ история Грузии В. Багратиони). С.57.

[35] Там же с. 50.

[36] Там же. С. 52-53.

[37] Там же. С. 53.

[38] Жузе П. Грузия в XVII столетии по изображению Патриарха Макария // Православный Собеседник. 1905, Часть 1. Казань. 1905. С.117-118.

[39] Новосельцев А.П., Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа, М.: Наука, 1990. 266 с.

[40] Даты правления абхазских царей даны по К. Туманову (C. Toumanoff. Chronology of the Kings of Abasgia // Museon, 69 [1956]

[41] Аргун А. В. К вопросу формирования раннесредневекового Абхазского царства в VII -VIII вв. // НМК №3 (95). Южный Федеральный Университет (Ростов на Дону), 2018. С. 60-67.  

[42] Вахушти Багратиони. История царства грузинского. – Тбилиси: Мицниереба, 1976. с. 129.

[43] Картлис Цховреба. Т1. / Грузинский текст подготовил к изданию по всем рукописям С. Г. Каухчишвили. Тб., 1955. С.252

[44] Josephi Genesii regum libri qusttuor // Corpus Fontium Historise Bysantinse/consilio societatie internationalie studiis Byzantinis provehendis dtstinates edit.). VoL XIV. - Seriee Berlinensis, 1978. His.33.

[45] Продолжатель Феофана. Жизнеописание византийских царей// Перевод Я.Н. Любарского. СПБ., 2009. Книга IV. Гл. 39.

[46] Там же.

[47] Картлис Цховреба. Т1. С.256

[48] Воцарился ее ставленник Иоанн шавлиани(877/9-879), затем его сын Адарнасе (879-888).

[49] Nicolaus Mysticus. Letters/Ed. R.J.H. Jenkins and L. G. Westerink (CFHB; 6). Washington, D.C., 1973. P. 278.

[50] Всеобщая история Степаноса Таронского Асохика. М.1864. с. 117-118.

[51] Constantine Porphyrogenitus. De ceremoniie sulаe Bysantinse. V.1. Bonnae1829. P. 686.

[52] Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья IV-VII вв. М., Наука. 2002. С. 65.

[53] Усыновление – дипломатический, политический акт – происходит при живых родителях.

[54] Порядко­вые номера абхазским царям из династии Багратидов даются в продолжение списка царей из династии Леонидов, так как первые унаследовали абхазский престол и его титулатуру царей абхазов.

[55] Чачхалия Д. К. Абхазское царство. Эпоха Баграта II. 978-1014 гг. Москва: Аква-Абаза, 2019.

[56] Меликишвили Г.А. Политическое объединение феодальной Грузии и некоторые вопросы развития феодальных отношений в Грузии. Тбилиси: Мицниереба, 1973. С.24.

[58] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. – Тбилиси, «Мецниереба»,1970. С.56.

[59] Всеобщая история Степаноса Таронского Асохика. М.1864. С.180.

[60] Грузинские документы IX–XV вв. в собрании Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР (пер. и комм. С. С. Какабадзе). – Москва, «Наука», 1982, С. 53.

[62] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. – Тбилиси, «Мецниереба». 1970. С. 60.

[63] Летопись Картли/ Пер., введ. И примеч. Г.В.Цулая. Тбилиси, 1982.С.317.

[64] Там же.

[65] Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII – X в. – Москва: «Индрик», 2015. С. 215.

[66] Аджинджал Е.К. О титулатуре Абхазских царей. Сухум. 2014. С.9.

[67] Васильев А. А., Грушевой А. Г. История Византийской империи: Время до Крестовых походов (до 1081 г.)  Алетейя. 2000. С.466.

[68] Аджинджал Е.К. О титулатуре Абхазских царей. Сухум. 2014.

[69] Грузинские документы IX–XV вв., С. 47.

[70]  Пахомов Е. А. Монеты Грузии. – Тбилиси, «Мецниереба»,, С 62; 64–70.

[71] Д. Кь. Чачхалиа. Аԥсуа ԥсҳацәа рҭоурых. Москва: АКВА–Абаза, 2020. С. 161.

[72] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. С. 294.

[73] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. С.75-77.

[74] Грузинские документы IX–XV вв. в собрании Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР (пер. и комм. С. С. Какабадзе). – Москва, «Наука», 1982, с. 47;  с. 52.

[75] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. С.81-83.

[76]  Чачхалиа Д. К. Аԥсуа ԥсҳацәа рҭоурых. С. 162.

[77] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. С.88.

[78] Амичба Г.А. Абхазия и абхазы грузинских повествовательных источников. С.91.

[79] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. С.163.

[80] Пахомов Е. А. Монеты Грузии. – Тбилиси, «Мецниереба», с. 96.

[81] Пахомов С.105.

[83] Из Пахомов Е. А. Монеты Грузии.  С.123.

[84] Там же. С 128.

[85] Там же. С.133.

[86] Там же. С.134.

[87] Пахомов С. 168.

[88] Георгия, георгияне – экзоэтноним, которым с 13 в. называют население Восточного Закавказья, исповедовавшего халкидонское православие. Очевидно, что термин появился с связи с особым почитанием Георгия Победоносца, как главного небесного покровителя христиан этого региона.

[89] Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Астрель.2010юТам же. С.304.

[90] Там же.

[91] Аргун А.В. Современное состояние абхазского общества как признак этногенеза.


 

 

   

 

Официальный интернет-ресурс Национального Новоафонского историко-культурного заповедника "Анакопия". Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых публицистических, аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.afon-abkhazia.ru. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.afon-abkhazia.ru обязательна. Адрес электронной почты редакции: info@afon-abkhazia.ru .

Создание и поддержка: Редакция-администрация ННИКЗ "Анакопия". Разработка и техническое сопровождение © NewTechnologies.abkh +7 (940) 9258589

Абхазия, Сухум, 2011-2021 г.